June 8th, 2019

зы дом

ле-е-е-еточко

Липы уже цветут. Липы, блин!

+++

Проходили мимо ТОГО САМОГО дома на Бокшто, гадали по мусору под ТОЙ САМОЙ дверью, как там у наших духов дела. Нашли, в частности, скрученную в трубочку страничку с формулами. Пригляделись, а там, а там!
- Смотри, они решали задачи по математике... Нет, по физике! Ну конечно, по физике, им надо.
- Решили, наконец, разобраться, какие в этом мире физические законы. Лучше поздно, чем никогда.
- И выяснили, что по потолку здесь бегать всё-таки нельзя.
- Сидят такие: прикинь, здесь по потолку нельзя бегать! - да ты чо? врёшь, не может такого быть! - точно тебе говорю, невозможно! - ну, чума вообще!
- А потом свернули всю эту физику в трубочку, и... эээ...
- Поскольку никто не соглашался, чтобы именно ему в задницу засунули физику, просто выбросили её наружу.
- Потому что мир, в котором нельзя бегать по потолку, и есть задница. Всё сходится.
- Смотри, они не только решали задачки по физике. Они при этом ещё пили кофе из "Хезбургера". И курили сигареты LM.
- Ну точно духи. Ни один человек от такого сочетания не выжил бы.
- По одному ещё туда-сюда, а всё сразу - нееее.
- Что это вообще было - с физикой, кофе из "Хезбургера" и адским куревом? Что за пред-апокалипсис?
- Да просто садо-мазо вечеринка.
- Точно. Она.

+++

Ночью в городе полно народу - открыты бары, горят разноцветные фонари, посетители толпятся снаружи, сидеть в духоте, страдая от вреда не-курения ищи дураков. Те, кому не хватило места за уличными столами, усаживаются прямо на тротуар, и глядя на них, поневоле уверуешь в целительные свойства сигарет и бухла, очень уж духоподъёмно выглядят эти толпы ночных гуляк, мне раньше казалось, так обаятельно только средиземноморцы гудеть умеют, с другой стороны, мы же теперь наверное тоже они.
У нас тут нынче такой лайфстайл, что люди всюду ходят с собаками, и собакам так нравится тусоваться под барами, обнюхиваться с коллегами под умилённое общее мимими, что ещё неизвестно, ради кого у нас бары ночью открыты, и кто кого на самом деле бухать привёл.
Памятник доброму варненскому доктору Ивану Басановичу, на досуге работавшему видным литовским националистом Йонасом Басанавичюсом, оказался компанейским чуваком, отлично вписался в ночную жизнь города и с толком проводит вечера, на его постаменте сидят влюблённые пары и не пары, а просто так собутыльники, и отдельно стоят полулитровые пустые бокалы; судя по их количеству, добрый доктор сегодня выпил, как минимум, три.
Всё это вместе - бары и фонари, гуляки, собаченьки, цветущие липы, добрый доктор с бокалами, мимо идущие мы - создаёт не просто ощущение вечного праздника, который летними ночами всегда у нас тут был, но и очень счастливого, очень молодого, весёлого города, у которого ветер в голове, а на уме - только одни гулянки, и это так похоже на правду, что теперь наверное это и есть новая правда о нас.