October 7th, 2019

чингизид

Ни дня без Греттира

хаха, а вот наконец появляется главный герой!

XIV

Асмунд Седоволосый поставил у Скалы большой и богатый двор и держал у себя много людей. Его очень любили. У них с Асдис были дети. Старшего их сына звали Атли. Он был нраву доброго и ровного, мягкого и мирного. Всякий его любил. Другого их сына звали Греттир. Был он очень строптивый в детстве, неразговорчивый и непокладистый. Всем прекословил и все делал наперекор. Отец его, Асмунд, его недолюбливал, мать же очень любила. Греттир, сын Асмунда, был пригож собою, лицо у него было широкое и все в веснушках, а волосы рыжие. Ребенком он отставал в развитии.

Дочь Асмунда звали Тордис. На ней потом женился Глум, сын Оспака, сына Кьяллака с Оползневого Уступа. Другую дочь Асмунда звали Раннвейг. На ней женился Гамли, сын Торхалля, который ездил в Виноградную Страну. Они жили на Каменниках на Хрутовом Фьорде. Сына их звали Грим. Сыном Глума и Тордис, дочери Асмунда, был Оспак, у которого была распря с Оддом, сыном Офейга, как об этом рассказывается в Саге о Союзниках.

Греттир рос себе на хуторе Скала, пока ему не минуло десять зим. К этому времени он стал развиваться быстрее. Асмунд сказал, что пора ему и поработать. Греттир сказал, что это ему едва ли подойдет, но спросил, он что должен делать. Асмунд отвечает:

— Ты будешь пасти моих домашних гусей.

Греттир в ответ говорит:

— Презренная и рабья это работа!

Асмунд отвечает:

— Справься с нею как следует, и тогда мы с тобою будем лучше ладить.

Греттир стал пасти гусей. Было там пятьдесят гусей и с ними множество гусят. В скором времени гуси показались ему слишком непослушными, а гусята неповоротливыми. Его это выводило из себя, потому что у него было мало выдержки. Немного погодя прохожие нашли гусят на дороге мертвых, а у гусей были сломаны крылья. Это случилось осенью. Асмунду это совсем не понравилось, и он спросил, не Греттир ли убил птиц. Тот только ухмыльнулся и сказал:

Я к зиме не премину
Шею свернуть гусятам,
А подвернутся и гуси, —
Всех один одолею!

— Тебе больше не придется одолевать их, — сказал Асмунд.

— Тот и друг, кто оградит от дурного, — сказал Греттир.

— Ты займешься другою работой, — сказал Асмунд.

— Больше испытаешь — больше и узнаешь, — сказал Греттир. — Что я должен делать?

Асмунд отвечает:

— Будешь у огня тереть мне спину, как я люблю.

— Руки, пожалуй, согреются, — сказал Греттир, — но все же рабья это работа.

Некоторое время так и идет, что Греттир выполняет эту работу. Вот наступает осень. Асмунда все тянет к теплу, и он велит Греттиру посильнее тереть ему спину. Тогда было принято строить на хуторах большие покои. Вечерами люди сидели там вдоль костров или ставили там столы, а потом они спали по стенам на полатях. Днем женщины чесали там шерсть.

Как-то вечером, когда Греттир должен был тереть Асмунду спину, старик сказал:

— Будет тебе лениться, сопляк!

Греттир сказал:

— Не дело подзуживать дерзкого.

Асмунд сказал:

— Ни на что ты не годен!

Тут Греттир завидел на лавке гребни для чесания шерсти. Взял он такой гребень и прошелся им по спине Асмунда. Тот вскочил в страшной ярости и хотел было ударить Греттира палкой, но Греттир увернулся. В это время вошла хозяйка и спросила, что такое у них случилось. Греттир сказал тогда вису:

Он спалить мне пытался
Пальцы, о липа запястий!
Знаю, дела злодейские
В усладу даятелю злата.
Спину Моди металла
Может я впрямь поцарапал
Нестрижеными ногтями:
Вижу кровавые раны.

Неладно показалось хозяйке, что Греттир на такое отважился, и она сказала, что он, верно, не вырастет осмотрительным человеком. Это не улучшило отношений между Асмундом и его сыном. Спустя некоторое время Асмунд велел Греттиру ходить за его лошадьми. Греттир сказал, что вот это получше, чем чесать спину у огня.

— Ты будешь делать, что я велю, — сказал Асмунд. — Есть у меня буланая лошадь, я зову ее Черноспинкой. У нее такое чутье на снег и ненастье, что уж если она не хочет идти на пастбище, значит, быть метели. В таком случае оставляй лошадей в конюшне. А так с наступлением холодов выгоняй их на север, на хребет. Хотел бы я, чтобы ты получше справился с этой работой, чем с теми двумя, которые я поручал тебе прежде.

Греттир отвечает:

— Работа холодная и впору мужу. Но, по-моему, негоже доверяться кобыле. Не знаю никого, кто бы так делал.

Вот Греттир стал ходить за табуном, и подошло время к празднику середины зимы. Тут настали жестокие холода, да со снегом — погода совсем не для пастбища. У Греттира было плохо с одеждой, а к холоду он был непривычен. Стал он мерзнуть. А Черноспинка в любую погоду стоит себе на самом ветру. И как рано ни приходила она на пастбище, до темноты никогда не возвращалась в стойло.

Тогда Греттир замышляет учинить что-нибудь такое, чтобы отвадить ее от хождения на пастбище. Как-то рано утром Греттир пошел в конюшню и открыл дверь. Черноспинка одна стояла перед яслями: хоть корм ставили всем лошадям, что с ней были, она захватывала его себе. Греттир вскочил ей на спину. В руке у него был острый нож, и он надрезал Черноспинке кожу поперек лопаток и сделал еще разрезы по обе стороны хребта. Лошадь так и взвилась: ведь она была сытая и сильно напугалась. Она так лягалась, что копыта ее с грохотом били о стены. Греттир свалился, но едва встал на ноги — снова пытается оседлать лошадь. Схватка у них не на шутку, и кончилось дело тем, что он содрал у нее со спины полосу шкуры до самого крупа.

Потом он гонит лошадей на пастбище. Черноспинка тянулась не к траве, а все к своей спине, и вскоре после полудня она пустилась вскачь к конюшне. Греттир же запирает конюшню и идет домой. Асмунд спрашивает, где лошади. Греттир сказал, что он поставил их, как всегда, в стойло. Асмунд говорит, что быть метели, раз лошади не хотят пастись в такую погоду. Греттир говорит:

— На всякую старуху бывает проруха.

Проходит ночь, а бури все нет. Греттир выгоняет лошадей, но Черноспинке невмоготу на пастбище. Странным кажется Асмунду, что погода какая была, такая и есть. На третье утро он сам пошел в конюшню и первым делом к Черноспинке, и говорит:

— Вижу, что лошади совсем никуда, и это в такую хорошую погоду. Но уж твоя-то спина меня не подведет, Буланка!

— Всяко бывает, — говорит Греттир, — и то, чего ждут, и то, чего не ожидают.

Асмунд погладил лошадь по спине, и шкура сползла под его рукой. Он подивился, как это так вышло, и сказал, что не иначе, как Греттир тому виною. Греттир только ухмыльнулся и ничего не ответил.

Асмунд пошел домой, бранясь на чем свет стоит. Придя в дом, он услышал, как хозяйка говорит:

— Кажется, пастьба лошадей сошла для моего сына благополучно.

Асмунд сказал вису:

Праздны женские речи.
Нет управы на Греттира:
Парень шкуру содрал
С верной моей Черноспинки.
Только и ладит плут
Дерзкий от дела бегать.
Слушай мой стих правдивый,
Ива статная пива!

Хозяйка отвечает:

— Уж не знаю, что больше претит мне: то ли что ты все даешь ему такую работу, то ли что он все время так ее делает.

— Пора положить этому конец, — сказал Асмунд. — Но это дорого ему обойдется.

— Тогда нечего будет и пенять друг на друга, — сказал Греттир. Так некоторое время и шло.

Асмунд приказал убить Черноспинку. Много таких выходок учинял Греттир в детстве, о которых не рассказывается в саге. Он стал теперь большущий. Люди точно не знали его силы, потому что он не любил бороться. Он постоянно сочинял висы и стишки, все больше хулительные. Он не сидел с другими у огня и был большей частью неразговорчив.