November 19th, 2019

конечно издеваюсь

О добре

В ходе обсуждения некоторых неприятных аспектов человеческого поведения, говорю:
- В такие моменты во мне просыпается ксенофобия: среди кого я вообще? зачем они тут?
- Как будто вокруг инопланетяне, которые явились пить твою кровь?
- Хуже! Как будто я инопланетянин, который купил путёвку и прилетел сюда пить вкусную и полезную кровь просвещённого человечества, а вокруг - всё вот это вот, к которому и подходить-то близко не хочется, не то что кровь пить. А путёвка уже оплачена! И космолёт улетел. И непонятно, что делать, и как выбираться. И главное, что всё это время жрать.
На этом месте мы подходим к проезжей части и останавливаемся, чтобы пропустить проезжающий автомобиль. Но автомобиль тоже останавливается, чтобы пропустить нас, хотя не обязан, пешеходного перехода рядом нет. За рулём бородатый мужик средних лет. Терпеливо стоит и ждёт, когда мы сообразим, что он нас пропускает, и перейдём.
- Какой хороший, - умилённо говорю я, пока мы переходим дорогу. - Вот в такие моменты и понимаешь, что с человечеством всё не так плохо. Нормально всё с ним. И кровь пить вполне можно, зря я ною. Спасибо, дяденька! Я буду пить твою кровь!
чингизид

Ни дня без Греттира

LVII

На альтинге Торир из Двора узнал о том, что Торир Рыжая Борода убит. Теперь он убедился, что нелегко иметь дело с Греттиром. Тогда он поехал с тинга на запад нижним взгорьем и, взяв с собою чуть ли не восемь десятков человек, задумал лишить Греттира жизни. Но Грим, сын Торхалля, узнав об этом, предупредил Греттира и просил его быть осторожнее. Греттир не переставая следил за всеми, кто там проезжал. Как-то раз увидел он, что едет много людей и прямо к его жилью. Тогда он прыгнул в одно ущелье между скалами, но убегать не хотел, пока не увидит всех, сколько их там было. Тут и подошел к нему Торир со всеми своими людьми и велел им расправиться с преступником, говоря, что теперь его песенка спета. Греттир отвечает:

— Не говорит «гоп», пока не перепрыгнешь. Издалека вы сюда приехали, и, прежде чем нам расстаться, кое-кто получит на память отметины.

Торир стал так и сяк подстрекать людей к нападению. Ущелье это было такое узкое, что Греттир легко мог оборонять его с одного конца. Но чему он удивлялся, так это тому, что они не зайдут ему со спины, чтобы вернее поразить его. Одни из людей Торира погибли, другие были ранены, но они так ничего и не добились. Тогда Торир сказал:

— Слышал я, что Греттир прославлен своим мужеством и геройством, но не знал, чтобы он был настолько сведущ в колдовстве. Ведь за спиной у него падает мужей вдвое больше, чем спереди. Вижу я, что мы сражаемся с великаном, а не с человеком.

Говорит он им тогда, что надо уходить. Так они и сделали. А Греттир не мог понять, как это все получилось. Но он был очень изумлен. Торир со своими людьми повернул назад, и поскакали они на север. Люди считали, что они покрыли себя позором. Торир потерял восемнадцать человек, и многие были ранены.

Греттир же пошел к другому концу ущелья и встретил там огромного человека. Тот сидел прислонясь к скале, весь израненный. Греттир спросил, как его зовут. Тот назвался Халльмундом:

— И добавлю, чтобы ты получше меня вспомнил: тебе показалось, что я крепко взялся за уздечку, когда мы прошлым летом встретились с тобой на Киле. Но теперь я, по-моему, заплатил тебе за это.

— Еще бы! — сказал Греттир. — Не знаю, смогу ли я когда-нибудь с тобой рассчитаться, но ты выказал великое благородство.

Халльмунд сказал:

— А теперь хочу я, чтобы ты пошел ко мне домой, потому что тебе, верно, тоскливо здесь на взгорье.

Греттир сказал, что он пойдет с радостью. Пошли они оба на юг, к Круглому Леднику. Халльмунд жил там в большой пещере, а с ним его дочь, уже взрослая и собой пригожая. Они хорошо приняли Греттира, и дочка вылечила их обоих. Греттир долго жил там летом. Он сочинил стихи в честь Халльмунда. Там есть такие слова:

Халльмунд широким шагом
Шел по чертогам горным.

Еще там есть такая виса:

Жадный до лязга железа
Резал дороги крови
Злобный дракон шлемов
Возле Орлиного Озера.
Править пора тризну
По многим, кто там дрался.
Бойцов Бочажной Округи
Сталью разил Халльмунд.

Рассказывают, что Греттир убил в той битве шестерых, а Халльмунд — дюжину.

К концу лета Греттира потянуло назад, к людям, повидаться с друзьями своими и родичами. Халльмунд просил его наведываться, когда он будет на юге страны, и Греттир пообещал. Он поехал теперь на запад, к Городищенскому Фьорду, а оттуда — в Долины Широкого Фьорда и спросил совета у Торстейна, сына Кугги, куда ему теперь податься. Но Торстейн сказал, что прибавилось у него противников и мало кто захочет пустить его к себе.

— Но можешь съездить на юг, на Болота, посмотреть, как там и что.

Осенью Греттир поехал на юг, на Болота.