November 27th, 2019

чингизид

Ни дня без Греттира

LXV

Теперь надо рассказать о Гесте, что около полуночи он услыхал снаружи страшный шум, и вслед за тем вошла в покои огромная великанша. В одной руке она держала корыто, а в другой огромный нож. Войдя, она осмотрелась и, увидев Геста, бросилась на него. Он же вскочил и — на нее. Они яростно схватились, и началась у них в покоях долгая битва. Великанша была сильнее, но он ловко от нее увертывался. Они сокрушали все, что стояло у них на дороге, даже перегородку в покоях. Великанша вытащила его за дверь, в сени. Он очень ей там сопротивлялся. Она хотела вытащить его за порог, но это вышло у нее не прежде, чем они сорвали всю дверную раму, и она вынесла его на спине. Она поволокла его к реке, к самому краю ущелья. Гест уже совсем замучился, но было только два пути: либо напрячь все силы, либо она сбросит его в ущелье. Они боролись всю ночь. Ему казалось, что он никогда не имел прежде дела с нечистью такой дьявольской силы. Она так его к себе прижала, что он не мог пошевельнуть ни той ни другой рукой, а только ухватил ее покрепче за пояс. Когда же они достигли края ущелья, он изловчился и перебросил ее через себя, и высвободил правую руку. Тогда он скорей выхватил меч, висевший у пояса, занес его и, ударив великаншу по плечу, отрубил ей правую руку и освободился. А она сорвалась в ущелье и исчезла в водопаде. Гест не мог двинуться от усталости и долго пролежал там в скале. Потом, когда стало светать, он пошел домой и лег в постель. Тело у него все распухло и почернело.

Хозяйка пришла со службы домой и увидела, что в доме все вверх дном. Она пошла к Гесту и спросила, отчего это все так поломано и повалено. Он рассказал ей все, что случилось. Она сочла достойным удивления такой подвиг и спросила, кто же он такой. Тогда он сказал ей всю правду и попросил сходить за священником, он, мол, хочет с ним встретиться. Это было сделано. И когда Стейн священник пришел в Песчаные Холмы, ему тотчас стало ясно, что человек, назвавшийся Гестом, был не кто иной, как Греттир, сын Асмунда. Священник спросил, что, он думает, сталось с пропавшими. Греттир сказал, что они, он думает, погибли в том ущелье. Священник сказал, что он не может поверить его рассказам, если им не найдется подтверждение. Греттир говорит, что будет попозже и подтверждение. Священник ушел домой, а Греттир пролежал в постели еще много ночей. Хозяйка обходилась с ним как нельзя лучше. Так прошло все Рождество.

По рассказу Греттира выходит, что великанша, раненая, сорвалась в ущелье. Но люди Бардовой Долины говорят, что ее застиг рассвет, когда они боролись, и превратил в камень, и она треснула, когда Греттир отрубил у нее руку, и стоит там еще на скале подобие женщины. Жители долины укрыли у себя Греттира.

Зимой после Рождества Греттир пошел однажды на Реку Островной Долины. И, встретившись со священником, он сказал:

— Вижу я, священник, что ты не слишком-то веришь моему рассказу. Я хочу, чтобы ты пошел со мною к реке, тогда сам увидишь, правдив ли он.

Священник так и сделал. И подойдя к водопаду, они увидали под скалой пещеру. Над нею была отвесная стена, такая высокая, что никто не смог бы на нее залезть, а до воды было сажен десять. У них была с собой веревка. Тогда священник сказал:

— По-моему, тебе туда нипочем не спуститься.

Греттир отвечает:

— Как это не спуститься! Но мужество при этом совсем не помешает. Я уж дознаюсь, что там в водопаде, а ты посторожи веревку.

Священник сказал, что кому решать, как не ему, вбил в скалу колышек и придавил камнями.