December 16th, 2019

чингизид

Ни дня без Греттира

LXXXIV

Вот люди поехали на альтинг, и у Крючка оказалось меньше сторонников, чем он рассчитывал, потому что о деле его шли дурные толки. Тогда Халльдор спросил, возьмут ли они с собою на альтинг голову Греттира. Крючок сказал, что он хотел бы взять ее.

— Неразумно это, — сказал Халльдор. — У вас и без того будет предостаточно противников, незачем вам еще бередить людские чувства таким напоминанием.

Выехав на дорогу, они решили скакать на юг через Песок. Тогда велел Крючок взять голову и зарыть в одном песчаном холме. Он называется Греттиров Холм.

На альтинге было множество народу. Крючок изложил свое дело и очень хвастался тем, что убил знаменитейшего в стране преступника, и заявлял права на деньги, положенные за его голову. Но Торир ответил то же, что и прежде. Попросили законо-говорителя рассудить тяжбу. Тот сказал, что хочет сперва послушать, не предъявит ли другая сторона своих обвинений, которые могли бы лишить Крючка права на деньги, положенные за голову Греттира. В противном случае деньги причитаются Крючку. Тогда Торвальд, сын Асгейра, поручил Короткорукому изложить обвинение, и тот обвинил Торбьёрна Крючка, во-первых, в заклинаниях и колдовстве, которые привели Греттира к смерти, и, во-вторых, в том, что они напали на него полумертвого. И он потребовал за это объявления вне закона. Тут мнения разделились, но мало кто встал на сторону Торбьёрна. Все вышло иначе, чем он думал, еще и потому, что Торвальд с Ислейвом, его зятем, считали, что следует лишить жизни того, кто колдовством доводит другого до смерти. И по приговору мудрых людей было вынесено по этой тяжбе такое решение, что Торбьёрн должен в то же лето покинуть Исландию и не возвращаться, покуда живы те, кто вел тяжбу об убийстве Греттира и Иллуги. Тогда приняли закон, что все колдуны подлежат объявлению вне закона. И когда Торбьёрн увидел, что его ждет, он убрался с тинга, потому что Греттировы родичи уже готовы были напасть на него. Так ему и не достались деньги, положенные за голову Греттира, потому что Стейн законоговоритель не хотел, чтобы их платили за подлость. За людей Торбьёрна, павших на Скале Острове, не было заплачено виры: их смерть приравняли к убийству Иллуги. И то еще его родичи были недовольны. Люди разъехались с тинга по домам, и все обвинения против Греттира отпали.

Скегги, сын Гамли и зять Тородда Обрывка Драпы, и племянник Греттира по матери, поехал на север, к Мысовому Фьорду, заручившись помощью Торвальда, сына Асгейра, и зятя его Ислейва, который потом стал епископом в Скалахольте, и согласием людей, взял лодку и поплыл к Скале Острову, дабы разыскать тела братьев, Греттира и Иллуги. Они перевезли их в Дымы на Побережье Дымов и похоронили там при церкви. И вот откуда видно, что Греттир лежит там: во времена Стурлунгов, когда переносили церковь в Дымах, кости Греттира выкопали, и они показались всем на удивление большими. Кости Иллуги похоронили потом к северу от церкви. А голову Греттира похоронили на его родине, в Скале, при церкви.

Асдис хозяйка осталась жить в Скале, и все так ее любили, что никогда не делали ей зла, даже когда Греттир был объявлен вне закона. После Асдис хозяйство в Скале перешло к Скегги Короткорукому, и он стал большим человеком. Сыном его был Гамли, отец Скегги с Бакланового Двора и Асдис, матери Одда монаха. Многие ведут от него род.