January 25th, 2021

чингизид

Справедливости ради, я не всегда пророк

А только когда гоню мрачный абсурд.

А вот моя запись за 11 января 20-го года:
В. говорит: что-то такое разлито в воздухе, очень счастливое, и не моё личное, у меня в жизни всё как всегда. Но каждый день выхожу на улицу, и хочется танцевать. Никогда ещё так хорошо в атмосфере не было, вот увидите, двадцать-двадцать будет отличный год! Ну правда же, правда! А вы сами чувствуете что-нибудь?
И я, по-быстрому изобразив покерфейс, как умею, пожимаю плечами: "Ну, может быть что-то такое. Наверное, да".


И наверняка ещё много такого было, я хорошо помню, как весь девятнадцатый год и в начале двадцатого что-то такое счастливое висело в воздухе, звенело обещанием чего-то, не знаю - всего! А это оно, оказывается, напоследок. Известный драматический приём: герой военного фильма любуется облаками, строит планы на будущее, или нюхает условный цветочек - всё с ним ясно, щас убьют.

На самом деле, конечно, понятно (теперь, задним числом понятно), что радость звенела в мире - не в человеческой его части, а просто в мире как таковом. И в этом смысле, всё правда, у мира всё хорошо. Я помню, как он (просто-мир) был счастлив весной двадцатого, когда перепуганные бывшие люди спрятались по домам, а немногие оставшиеся людьми, охренев от происходящего в человеческой части бреда, повернулись наконец лицом к просто-миру и столько любви на него вывалили, столько любви.

Мир и сейчас совершенно счастлив. Ему так хорошо давно не было: бессмысленная человекоплесень притихла, вдумчиво созерцая свои простудные сопли (то есть, частично убрала от мира ненужное ему слепое потребительское внимание, сосредоточившись на своём тревожном тупом мрачняке), а небольшая осмысленная часть с утроенным усилием занялась своим непосредственным делом, для которого на свет рождена - любованием красотой мира. Потому что всё равно особенно больше нечем заняться; ладно, дела всегда найдутся, но из жизни внезапно ушёл смысл, завязанный на коммуникациях с себе подобными, то есть, почти весь смысл.

И, в общем, хрен бы с этими условно "подобными", тем более, что ни хрена они не подобны. Но они, блин, тупо физически мешают своим паскудством. И не собираются прекращать.

Перед Новым годом у многих было такое победительное настроение: ура, беды закончились, скоро всё будет хорошо! Даже масочки на подбородки посползали у особо оптимистично настроенных. И конечности вонючей дрянью протирали от щастья не каждые три секунды, а через раз.
Ощущение, кто бы спорил, приятное. И понятное: психика не может долго терпеть сраный выморочный кошмар без дополнительных психзащит, а Новый год - удобный повод их себе понастроить. Даже мне показалось, что в воздухе разлито обещание чего-то прекрасного, но это, я думаю, просто общее праздничное настроение сработало так.

Лично я тоже хочу, чтобы морок закончился, только, вот честно, не понимаю - с хрена бы ему заканчиваться? Бывшие люди сдали своё право на свободу передвижения и даже на свободу дыхания бандитским формированиям, предварительно демократически сформированным демократическим же большинством голосов. Бывшие люди оказались такие удобные, неконфликтные, доверчивые и управляемые, они чо, серьёзно думают, что бандиты им обратно человеческие права отдадут? Чойта вдруг? Просто так? За красивые глазки, робко выглядывающие из-под масочек? Теперь даже мирные протесты никому не помогут, весной надо было мирно протестовать. Ладно, хотя бы в самом начале осени, когда преступный маразм вышел на бис. А теперь возвращение к нормальной жизни будет стоить столько, сколько у бывшего человечества (я не знаю, как следует называть форму жизни, не приспособленную ни к чему, кроме тревожности и послушания) просто нет.

Спасти человеческий мир от стремительного погружения в наихудший из антиутопических сценариев на этом этапе может только чудо. На этом месте полагается оптимистически улыбнуться - и оно непременно случится! - но я, если честно, пока считаю "чудо" в данном контексте эвфемизмом для слишком страшного "ничего".

Лучшее, что можно сейчас для себя сделать - попытаться вычеркнуть себя из чел.мира. Выйти за его пределы, из его системы координат - совсем. Вплоть до того, чтобы человеческие приборы на тебя не реагировали, и не видели человеческие глаза. Судя по тому, как я сержусь, мне до этого выхода, как пешком до Юпитера и обратно, потому что этот путь начинается (начинается!) с полного безразличия к тому, что происходит где-то там у каких-то людей.
С другой стороны, это у меня до сих пор мотивации не было (вернее, была, но слабенькая, низачот). Слишком много было в чел.мире хороших вещей: музеи, кофеенки, путешествия, музыка, вообще огромная часть культуры. Любовь ко всему этому теперь тоже придётся терять. Хотя оно, на самом деле, и так понемногу уже со мной происходит. Всё постепенно утрачивает очарование. В музеях будут теперь, небось, тряпки сосать пожизненно. И даже возлюбленные мои кофеенки придумали бывшие люди для других бывших людей.

Хотелось бы конечно пару лет спустя прочитать эту запись и поржать над собой: дооо, катастрофическое мышление не пропьёшь.
Дорогая Небесная Канцелярия, есличо, это очень хороший шанс меня пристыдить! Я понимаю, что Тебе не особенно важно, но может получиться смешно. А Ты любишь, когда смешно.