Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

по ту сторону сыра

Про столицу Реальных Литовцев писать нельзя, ибо при въезде дана была подписка о неразглашении; скажу только, что таких длинных дней, как тут, нигде больше нет. Реальный литовский день длится 60 московских часов примерно, а по хронометру считается, что всего 24 прошло.
И так у них тут каждый день.
И вот кстати. Автоматическая коробка передач удобная, конешно, штука, но в ней есть что-то оскорбительное.
Впрочем, эта ничаво.

На чужую навороченную буржуйскую машину, которую мне дали покатацца и других хороших людей прокатить, гляжу теперь, как на соблазненную замужнюю даму: с нежностью, но чуть свысока. Мне приятно думать, что она теперь грустит под подъездом, ждет, пока мне ее снова дадут. Ее владелец что-то чувствует, глядит на меня печально, но заговорщически. Дескать, эвона как, тебе теперь ведомо многое из наших с нею тайн!..

***
В жанре скверной комедии поступок: несколько дней таскать за собой бесполезный телефон (роуминг МТСовский на сюды не распространяется), купить наконец местную сим-карту, положить на нее денег, позвонить домой, сообщить свой новый номер и незамедлительно проебать телефон через час после этого разумного поступка.
Зато новый аппарат прекрасен. В мск жаба задавила бы покупать дорогую модель лишь потому, что у нее оранжевый корпус, но здесь как-то совсем не жалко. На что и тратить странного вида купюры, как не на херню всякую?

***

Cклонность молчать о самом главном принуждает меня к почти гробовому молчанию. Здесь почти все "самое главное", кроме отдельных кратких эпизодов бытия, разноцветными картонками раскиданных по стеклу и черепице.
Брызги и ароматы, фонари и булыжные мостовые переулков, тени жестов, послевкусие хиханек-хаханек, а больше и нет ничего выразимого словами, да и вообще хоть как-то выразимого.

***

Жить где-нибудь в маленькой центрально- (или восточноевропейской) стране, в небольшом, причудливо устроенном жилище, говорить одинаково скверно, но бегло на десятке языков, писать изредка на русском, отшлифованном долгим молчанием до хрустального блеска, видеть циферблат часов трижды в неделю, не чаще, определять время года, выглядывая в окно, разбрасывать зонтики по кофейням, а неделю спустя собирать их, поневоле повторив давешний маршрут, поселить события в сновидениях, а наяву пусть не будет ничего, или почти ничего - вот вам мой рецепт бессмертия.
Как настоящий ученый сперва испытаю его на себе, потом на самых близких существах, органических и не слишком. Если все получится, лет через четыреста напишу подробный отчет, получу ученую степень, куплю лицензию, оборудую кабинет и стану принимать пациентов.
Запись заранее, ага.

***

Этот город еще и лучшая в мире гадательная книга.
Отяготив карманы железнодорожными билетами, блуждаю по переулкам-закоулкам. Навстречу мне - затворенные врата в неведомо какую распрекрасную реальность; на них огромными синими буквами написано: Life become more and more of adventures.

Да возвестят в Багдаде.

***
Вот мне, между прочим, всю жизнь казалось, что утро - не мое время. Что мне час надо никого не видеть, ничего не слышать, а то всех повбываю, потом догоню и еще раз повбываю, и бомбу брошу напоследок.
А вот и нет.
Просто нужно в правильном месте просыпаться, так-то.

***
Я теперь примерно представляю, как все было.
Адам и Ева звонили домой, на землю из рая, говорили печально:
- Изгоняют нас скоро, всего через четыре дня будем дома.
- Ну ни фига себе "скоро", - возмущались обитатели планеты Земля. - Через целых четыре дня?!

А вот просто ничего не надо было создавать, кроме рая. Лучше меньше, да лучше, так-то.

***

И вот кстати да.
Всегда мне было откуда-то известно, что в моем персональном райском саду холодно и сыро, так что приходится кутаться в пледы, добавлять в кофе ром, ходить быстро-быстро, вечно гнаться за чем-то неведомым и невидимым (не догоню, так согреюсь, - отличный принцип, это по мне).
Все оказалось правдой.
И, дорогие мои бывшие-будущие соседи по горнему, хоть и равнинному вполне бытию, уверяю вас: мы никогда не догоним друг друга, но, в отличие от некоторых соло амигов, воспетых братом нашим Хименесом, - как же мы согреемся!
Уже, собственно, согрелись. Но продолжим непременно.

***

Рядом с вами жить, - говорю, - так, чего доброго, жизнь полюбить можно, а там, глядишь, и смерти забоишься...
Ой, кстати, да.

***

Бьорн Датчанин охуевает от нашего беспрерывного трепа и рогота. Мы с ним, конечно, тоже беседуем постоянно, но ничего такого особенного, из ряда вон выходящего при этом не происходит. Как только переходим, увлекшись, на свое варварское наречие, снова хохот и вой. Ему, надо думать, все это, мягко говоря, странно.
- Надо бы, - говорю, - чтобы кто-нибудь ему объяснил, что нормальному русскоязычному человеку рядом с нами еще хуже было бы.
Впрочем, он, кажется, и сам об этом догадывается.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments