Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

дневник наблюдений за природой

Я не знаю, зачем всё это записываю. Чтобы помнить? Но помнить вот так, словами и мыслями, не очень-то важно. Память - излишество. Всё, что было, и так со мной навсегда, я из него состою; строго говоря, оно и есть я.

Однако я всё равно записываю: вот, например, один мой ясень остался ясенем, а второй подумал-подумал и сделался вязом - теперь-то недоказуемо, всё, но чувак всё равно спалился, у него мох на стволе растёт с южной, а не с северной, как у друга-ясеня и прочих коллег стороны. Штука однако в том, что тот ясень, который остался ясенем, и мох у него типа как положено, с севера, тоже в игре; вернее, не так, не "тоже", он просто в игре, потому что эти двое - одно дерево. Рили, тикрэй, вирклишь, блябуду - одно.
Иногда, когда во дворе безлюдно, я становлюсь между своими ясенями (вязом и ясенем) и говорю: "Чуваки, вы круче всех в мире", - а чуваки ржут на своём древесном наречии, в котором фразы не проговариваются словами, а просто сразу каким-то образом есть: "Ты всем так говоришь".
На самом деле, не всем, а только тем, кто круче всех в мире; с другими, собственно, нет смысла дела иметь.
Кстати, чуваки говорят, что висеть на Иггдрасиле было надо не ради страданий, а просто чтобы надолго задержаться на месте и послушать внимательно, что дерево говорит. Мне в этом смысле проще, то есть, висеть не надо, потому что я и так часами напротив буквально в нескольких метрах от них в кабинете с вечно открытым окном более-менее молча сижу.

https://instagram.com/p/CGOa3Y1HB2H


bVMA7UikQ2qO9yUscOrDMw_thumb_56c6

Сегодня ходили в Берлин; я теперь часто хожу в Берлин. Счастье, когда можно привести туда друга и объяснить, что самое главное здесь даже не совершенно берлинский индустриальный пейзаж с проросшей сквозь него хипстерятней, а ощущение, которое накрывает меня только в настоящем (типа) Берлине: я в городе своего детства, я здесь впервые, я здесь всё знаю, мне здесь ничего не знакомо, я здесь наконец-то дома, нет у меня никакого дома, у моего дома нет и не будет меня. Если описывать, выходит довольно мучительная шиза, но если просто проживать, получается именно то, что надо, счастье, как я его себе представляю, и наверное больше никто на свете, не подойдёт никому, кроме меня.
А потом, на обратной дороге, уже затемно выбираясь из Виленского фрагмента Берлина в настоящий Виленский Вильнюс, ору, размахивая руками: "Посмотри, какие балконы, а вот новогодняя йолка с шишками... ладно, ладно, сосна, а тут галереечка", - и вижу впереди дерево, увешанное какими-то белеющими в темноте комками, думаю: это, что ли, тоже к Новому году уже украсили?" - и тут друг Р. говорит таким специальным мега-спокойным голосом, предназначенным для коммуникации в момент просветления: "Акация зацвела".

https://instagram.com/p/CGX0ZM1HiOG


Я каждый день говорю себе, что нельзя сейчас этого беспардонного счастья, хватит, давай уже, рассердись как следует, наш поезд в огне; крайне неубедительно говорю, потому что "давай, рассердись" не может звучать убедительно, когда бесконечно добрый, потакающий всем твоим дурацким причудам мир, несёт тебя на руках вместе с котами, иггдрасилем, кофеенками, виноградниками, вместе со всем The Городом, вперемешку, в охапке, сколько ухватил. Поневоле начинаешь думать, что может, и правда, пусть несёт, пусть уносит, чем дальше, тем лучше, миру виднее, что с нами делать, на то он и весь мир.
Tags: i8, in100грамм, Берлин, Вильнюс, как варить кофе, картинки, мы рождены чтоб хаос сделать былью, н/н, новые охуевшие, теперь так, эн дэ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments