Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

должна быть звезда

В два часа ночи я выхожу из дома в условно страшном (на самом деле, чего нас бояться) чёрно-серебряном гриме, придуманном для развлечения милого города (он такие глупости любит) и поддержания меня в хорошей боевой форме: мне для поддержания формы надо постоянно делать что-нибудь даже на мой взгляд нелепое, или просто то, чего сцу; впрочем, это у всех работает, если себе не врать (но мне ещё и всё время разное, я адаптируюсь быстро, второй-третий раз это у меня уже "как всегда").
/Вообще, с гримом изначально была идея пугать прохожих в масочках, но, как оказалось, глупая: прохожих, во-первых, нету, за два часа мне не встретилось ни одного. А во-вторых, пугать прохожих гораздо удобней при свете дня - тех немногих, которые с неодобрением косятся на мою морду без масочки. Я сперва смотрю им в глаза и улыбаюсь с нечеловеческой нежностью, как будто передо мной любовь моей жизни; обычно этого хватает, чтобы бывший человек снова стал человеком, хотя бы на какое-то время. А когда не хватает, я свожу глаза к переносице; кто меня знает лично, может вообразить эффект. Если честно, всего три раза приходилось так делать, нежного взгляда обычно хватает, и это, с одной стороны, отлично, а с другой - никаких развлечений. Сделают из Джека скучного парня, того гляди!/

Но речь сейчас не про грим, который всё равно кроме города никто не увидел, а про город, где ночью после целого дня ледяной метели началась такая пьяная оттепель, что сугробы вот прямо сейчас превращаются в Мировой океан. И ещё про фонарь. У меня в кармане сегодня был икейский фонарик на батарейках и дебильное нарциссическое желание (но оно было не в кармане, а в голове) прикрепить фонарь к кафешному уличному столу, как было в книжке, но гораздо лучше, чем в книжке, потому что столы возле "Кофеина" на Вокечю сейчас стоят замотанные цепями и являют собой неровный сугроб. Светящийся неровный сугроб с цепями это гораздо круче, чем просто стол.

Однако путь мой пролегал по улице Лидос, где теперь стоит скульптура, водонос с вёдрами, который пялится в небо; вроде, был у него прототип. Я этого водоноса люблю - не как скульптуру, а примерно как брата. Отличный мужик.
Короче, фонарь - совершенно неожиданно для меня! - занял место в одном из вёдер. Поутру, я думаю, уберут, но полночи в ведре водоноса, который смотрел на звёзды, будет сиять голубая звезда, и это, как все мои дела, слишком мало. Непростительно мало! Но всё-таки лучше, чем совсем нифига.

Это, на самом деле, было отлично (и с точки зрения Небесной Канцелярии, не сомневаюсь, очень смешно): положить сияющий голубой фонарь в ведро бронзового водоноса, сказать сердито небу: "У каждого, кто смотрит на звёзды, однажды в ведре должна оказаться звезда! При жизни, иначе нечестно!" - и убежать по талым сугробам, рыдая (вру, из меня не так-то легко добыть слезу, но внутренне всё-таки как бы рыдая) по всем водоносам, при жизни оставшимся без звезды, по всем своим мёртвым гениям, знакомым и незнакомым (кто пылал вдохновением и умер до срока от, скажем так, избытка земного притяжения, все - мои), и отдельно, дополнительно, факультативно по бабкам из отделения неврологии, которые у меня однажды ожили, как миленькие, встали, пошли, начали слышать глухими ушами, даже руки у них переставали трястись, когда надо было вырезать из бумаги снежинки - никакой мистики, мои бабки исцелились устроенным для них Рождеством, охапками сосновых веток из лесопарка за больницей и практически звёздами, то есть, снежинками из бумаги, которые мы с ними вместе вырезали и клеили на больничные окна; я знаю, что этот эффект скорее всего ненадолго, всё равно для многих из них это было последнее, или предпоследнее Рождество, вряд ли сейчас (уже лет восемь, что ли, с тех пор прошло) эти бабки живы, я всегда делаю непростительно мало, но всё равно лучше иметь опыт воскрешения из практически полумёртвых, чем его не иметь. (Вот чем мне, по уму, надо бы заниматься, а не плясать ночами в сугробах и не книжки писать, воскрешать, даже когда ненадолго - хорошее, весёлое дело, и отлично у меня получается, да кто ж меня пустит к бабкам в больницы, а пациентом я туда больше попадать ни за что не хочу.)

Короче, неважно. Чёрт с ними, с бабками, с мёртвыми гениями и водоносами. И со мной этот чёрт пусть тоже побудет, сказку, что ли, на ночь расскажет, а то ж теперь не засну.
Tags: Вильнюс, мы рождены чтоб хаос сделать былью, эн дэ
Subscribe

  • открытие

    Офигеть, оказывается у этого пиздеца есть офигеннный приквел. УПД Чуда нашла всё вообще целиком, это на полчаса кино:

  • Пастор вырвался на волю

    В юности меня потряс рассказ Борхеса " Три версии предательства Иуды"; тогда казалось, невозможно придумать ничего страшней, чем идея, будто Бог стал…

  • Егорий и змий

    Понадобилось вспомнить, как мы жили в прошлом апреле; по инстаграму это понятней всего. А там, а там! Такой прекрасный мини-комикс про Егория и змия…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • открытие

    Офигеть, оказывается у этого пиздеца есть офигеннный приквел. УПД Чуда нашла всё вообще целиком, это на полчаса кино:

  • Пастор вырвался на волю

    В юности меня потряс рассказ Борхеса " Три версии предательства Иуды"; тогда казалось, невозможно придумать ничего страшней, чем идея, будто Бог стал…

  • Егорий и змий

    Понадобилось вспомнить, как мы жили в прошлом апреле; по инстаграму это понятней всего. А там, а там! Такой прекрасный мини-комикс про Егория и змия…