Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

это, наверное, из серии "книги, которые мне примерещились"

Я до сих пор не знаю: то ли действительно был такой рассказ у Марка Твена, то ли он мне примерещился.
Помню, будто он был напечатан в журнале "Пионер", что само по себе странно.
Там такая история: взрослые, даже постаревшие Том Сойер и Геккельбери Финн, оба - социально успешные, что называется "состоявшиеся" господа, приезжают в городок своего детства, то ли строят, то ли просто находят плот и отправляются в путешествие по реке.
В детстве у меня осталось такое ощущение, что это было скорее бесконечное, вечное путешествие, а не "маршрут выходного дня".
Такое вообще возможно, чтобы был этот рассказ?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • открытие

    Офигеть, оказывается у этого пиздеца есть офигеннный приквел. УПД Чуда нашла всё вообще целиком, это на полчаса кино:

  • про счастье

    Нина с Ананасом прислали внезапный подарок, золотую сумку про смерть (вот такую): Выйти в город в пальто-шинели с сумкой-смертью, добраться до…

  • Пастор вырвался на волю

    В юности меня потряс рассказ Борхеса " Три версии предательства Иуды"; тогда казалось, невозможно придумать ничего страшней, чем идея, будто Бог стал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal

  • открытие

    Офигеть, оказывается у этого пиздеца есть офигеннный приквел. УПД Чуда нашла всё вообще целиком, это на полчаса кино:

  • про счастье

    Нина с Ананасом прислали внезапный подарок, золотую сумку про смерть (вот такую): Выйти в город в пальто-шинели с сумкой-смертью, добраться до…

  • Пастор вырвался на волю

    В юности меня потряс рассказ Борхеса " Три версии предательства Иуды"; тогда казалось, невозможно придумать ничего страшней, чем идея, будто Бог стал…