Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Category:

города-2

А вот не слабо по второму кругу.
На самом деле, городов мне и на третий заход хватит, и на четвертый - теоретически



Астрахань
Оттуда родом возлюбленные мои арбузы. Сколько их у меня было, теперь уж не счесть.
И не надо.

Брест
Когда мы с родителями работали советскими окупантами в Германии, все поездки в отпуск и из отпуска совершались через Брест. В Бресте были Граница, Таможня и Пересадка.
Мы приезжали в Брест рано утром и проводили полдня на вокзале. Родители по несоколько часов кряду стояли в очередях у касс. Им нужно было что-то такое хитрое сделать с заранее купленными билетами, чтобы ехать дальше. "Взять плацкарту" - так они говорили. Я до сих пор не очень понимаю, что проделывали с билетами. Подозреваю, эта формальность была нужна только для того, чтобы мучить людей. Мне в утешение покупали уродские значки с изображением Брестской крепости, но это не очень помогало.
Если меня когда-нибудь попросят быстро организовать малобюджетный, но жуткий ад, я знаю, что надо делать.

Вильнюс
Не буду ничего про Вильнюс писать. Скажу только, что городов, куда можно стремительно переехать, погостив там всего неделю, не очень много на этой планете. Мягко говоря.

Гамбург
Смешно вышло: мне как-то удалось объездить всю Германию, вдоль и поперек, да так и не доехать до Гамбурга. Сколько раз туда собирались, всегда в последний момент что-нибудь случалось, и приходилось ехать в другой город, или вовсе оставаться на месте. Думаю, это у меня миссия такая высокая в жизни: не доехать до Гамбурга.

Дюссельдорф
Во-первых, меня почему-то очень любят проститутки города Дюссельдорфа. Дважды они предлагали мне свои услуги совершенно бесплатно. По большой, то есть, любви. Зачем мне услуги проституток города Дюссельдорфа - это другой вопрос. Ума не приложу, что с ними делать.
А во-вторых в одной из аптек города Дюссельдорфа мне однажды удалось купить кактусовый чай. То есть сухие белые лепестки цветков какого-то кактуса. Описать воздействие этого магического напитка на мой организм невозможно. Как, что ли, облачной крошки нажраться.

Ереван
В нашем дворе жили армяне, родом из города Еревана. У одних армян были сыновья Хорен и Ашот, у других дочки Наира и Марина. Все армяне очень дружили с моим папой. Договаривались ездить друг к другу в гости. Папа вечно обещал мне: вот, в следующем году поедем в Ереван. Мы никуда не ехали, но думать о предстоящем путешествии в Ереван было приятно. Шли годы, постепенно папа перестал говорить про Ереван, да и у меня появились какие-то иные цели.
Попаду ли я когда-нибудь в этот самый Ереван - неведомо.

Жостово
Бывать в Жостове мне не доводилось, зато дома у меня одно время хранилось несколько десятков жостовских подносов. Знакомый то ли украл их, то ли купил по дешевке. Собирался перепродавать иностранцам по спекулятивной цене. Потом он исчез из моей жизни навсегда, а подосы остались. Знакомые художники понемногу растащили их - то ли на палитры, то ли в качестве предметов интерьера и источников вдохновения.

Зурбаган
Этот город, как известно, придумал Александр Грин. Всякий настоящий сказочник должен построить город, родить харизматического персонажа и снести крышу хотя бы одному читателю. Это - программа-минимум; Грин ее выполнил и перевыполнил.
Мне в Зурбагане было бы очень хорошо, не сомневаюсь. Это мой город. Не то чтобы шибко уютный, но мой. Возможно, мы с Грином вообще один и тот же человек, зачем-то расчлененный и как-то нелепо размазаный во времени.

Исфаган (Испагань)
Туда, говорят, сломя голову умчался некий царский слуга, увидевший Смерть в одном из укромных уголков дворцового сада. Он думал, что непременно умрет, если останется дома, и гнал коня во весь опор, а Смерть тем временем озадаченно листала свой ежендневник: "Что делает здесь этот человек? Завтра утром я должна встретиться с ним в Исфагане".
Кажется, Гайто Газданов в одном из романов пересказывает эту старую притчу, называя Исфаган "Испаганью". Он абсолютно прав. "Испагань" действительно гораздо круче.

Йоршкар-Ола
Про этот город мне рассказал http://www.livejournal.com/users/chingizid/369208.html?replyto=4684344 братский падре Курант. Он вообще много городов знает, не то что некоторые.

Каунас
Да, да, да. Не могу молчать.
В кондитерских города Каунаса продаются пенисы из темного и белого шоколада.
Слишком приторные, как на мой вкус.

Лондон
Несколько человек, которые меня знают и любят, говорили мне, что Лондон - мой город.
Я им верю. А доберусь ли я до Лондона - фиг знает.
Увидеть Лондон и умереть, ага.

Мюнхен
Там живет Доротея, одна из прекраснейших женщин в мире. Когда мы познакомились, ей исполнился пятьдесят один год, когда виделись в последний раз, ей было уже пятьдесят шесть. По фигу: Доротея - одна из самых красивых женщин в мире. У нее даже морщины красивые, а за темные круги под ее глазами можно отдать всю нежную гламурную карамель и еще приплатить. Таких ног, как у Доротеи вообще больше нет во вселенной, под смуглой кожей - живой огонь.
В юности Доротея жила в Западном Берлине. Как мы случайно выяснили, приятельствовала там с Клаусом Номи, который по дружбе, хе-хе, пытался отбить у нее жениха, да так и не отбил, мерзавец. Жених увез Доротею на ферму в горах, где они жили долго и счастливо, построили дом, вырастили двух сыновей и несметное число деревьев.
Накануне серебряной свадьбы Доротея и ее муж как-то одновременно поняли, что от такой жизни рехнуться можно. Муж с суровой простотой нибелунга принялся шастать по окрестным селам в поисках заскучавших Брунгильд, а Доротея поступила более решительно: уехала в Мюнхен, нашла работу (для этого в три дня освоила компьютер) и начала жизнь практически с нуля.
Мюнхен прекрасный город, но без Доротеи он не имеет для меня никакого смысла. Тем более, я пиво не пью почти.

Невьянск
Это такой очаровательный городок в Свердловской области, серые пятиэтажки на развалинах демидовских заводов и прочие ужасы человекочасов. Дома у нас зимой было - (минус, минус) десять по Цельсию. А за окном -40, так что дома, конечно, все-таки лучше, кто же спорит?
Там что замечательно было, в этом Невьянске: единственная в городке рюмочная-распивочная находилась аккурат через дорогу от единственного же отделения милиции. От этого выходила большая экономия сил и средств: ментам не нужно было гонять "бобик", пьяных подбирать. Они просто раз в час - полтора переходили улицу, заходили в рюмочную, собирали там все, что уже не шевелилось, и волокли в вытрезвитель.
Надо сказать, что люди, напившиеся в других местах, старались сползаться к рюмочной, чтобы попасть в вытрезвитель: для пьяного гражданина зимой на Урале это вовсе не неприятность, а шанс выжить, если кто не понимает.

Орел
Родом из Орла был еще один водитель-дальнобойщик, подвозивший нас откуда-то куда-то. Он всю дорогу рассказывал нам про всякие удивительные способы пьянства. Например, на хлеб намазывают гуталин, через некоторое время соскребают, а хлеб едят. Считается, что хлеб впитал спирт. Или вот еще резиновый клей выливают в таз, кидают в него соль и мешают. На выходе получают комок соли с резиной и спиртовую жидкость в тазу.
Занимательная алхимия.

Петрозаводск
Мне довелось попасть туда на зимние каникулы, с чужим десятым классом, где учились мои приятели.
Это была совершенно ебанутая, но прекрасная поездка. Первые минус сорок в моей жизни, первое "похуюмороз". Днем нас возили на экскурсии, из автобуса не выпускали, чтобы не простудить. По вечерам мы сбегали из гостиницы, пили кофейный ликер в "Спортбаре", затем катались по улице Ленина к озеру, на жопах, фанерках и крышках от мусорных ведер.
По утрам мы просыпались от воплей радиоточки. Дикторы говорили на финском языке. Это было восхитительно, словно бы мы нечаянно сбежали за границу, сами не заметив.
Кстати да. В финском театре города Петрозаводска шел какой-то занудный спектакль из жизни охотников; ради фразы: "Я сварила тебе суп любви из медвежьих яичек", - мы пошли на спектакль второй раз. Если бы нас не увезли домой, так и ходили бы каждый день, как на "Чапаева".

Рязань
Родом из Рязани была моя первая учительница Зоя Викторовна, маленькая, румяная старушка, явно татарских кровей. Мы ее спрашивали: что за город Рязань? Она дразнилась, отвечала известной прибауткой: "У нас, в Рязани, грибы с глазами. Их едят, а они глядят".
Мы ей верили. С тех пор я в Рязань ни ногой.

Сыктывкар
В Сыктыквкар, в Коми АССР, сослали моего прадедушку Джона после войны. Ну да, ни хрена себе: имя американское, фамилия французская, сам весь из себя немец - да за такое ваще убить мало.
Но почему-то решили ограничиться ссылкой.
За компанию сослали и прабабушку Пашу, Паулину. Впрочем, она тоже была немка. Это у нас в роду проклятие такое, вероятно.
Прадедушке и прабабушке было к тому времени под семьдесят. Холод и отсутствие еды в таком возрасте не очень на пользу, поэтому прабабушка Паша в этом самом Сыктыквкаре умерла, а прадед как-то выжил, из упрямства. Сказал: дома помру. И сдержал обещание.

Тверь
В Твери делает остановку поезд "Аврора", следующий из Петербурга в Москву. Можно выйти на перрон покурить.

Умань
В Умань меня однажды заманила безумная художница Оксана. Сказала, там в парке есть такой грот, куда ночью не проникает ни единого луча света, даже если луна и звезды. Типа научный факт. Чушь, конечно, но мне понравились пылкие ее уверения. Мы поехали в Умань, погли в парк, нашли грот и просидели там ночь в этой самой полной темноте. Молча.
Потом мы пошли на вокзал, и там сразу же встретили Оксанкину младшую сестру Юлю, которая, теоретически, должна была бы в это время готовиться не то к выпускным, не то к вступительным экзаменам. Юля так и не объяснила, как и зачем ее занесло в Умань. Мы отправили ее домой первым же поездом, а сами, ошалев от такого дела, поехали в Ужгород пить кофе.
Кстати, с тех пор со мной то и дело происходят всякие бредовые и просто невоззможные вещи. Наверное действительно волшебная пещера попалась.

Фивы
Эдип там царствовал, вот чего.

Херсон
В детской больнице, в соседней палате лежала девочка Люда со сломанной ногой. Она была из Херсона и все время взахлеб рассказывала, какой это огромный, прекрасный город.
Нечего и говорить, что единственный краткий визит в Херсон принес мне горчайшее разочарование.

Царское Село
Мы с другом приехали туда из Питера примерно в полдень, на пару часов, погулять. Опомнились часа в два ночи. Пришлось возвращаться в Питер на такси. На следующий день поехали в Царское Село снова. И потом опять. Жили бы в Питере, каждый день и ездили бы, наверное.
Такое хорошее место.

Чемоданы
Так называлось село в Белоруссии, через которое мы однажды проезжали на машине. Неподалеку от Чемоданов была еще деревня Застенки.

Штудгарт
Из окна поезда этот город показался мне унылым до невозможности.

Щитово, Щепетовка, Щербинка, Щекино, Щецин
На букву Щ оказывается очень много разных городов. Мне рас-ска-за-ли.
Города эти, как и многие другие, пригодны для жизни, смерти, производства сахара и прогулок по ночным клубам. Век живи, век учись.

Эолис
Этот город выдумала главная героиня детского кинофильма "Ох уж эта Настя". Мне, помню, очень понравилось название. А когда в конце фильма приехала мама Насти и расшифровала: ЭОЛИС - "Экспериментельный объект Лисички", у меня и вовсе голова кругом пошла. Какие такие "лисички"? Что за эксперименты над ними проводят?
До сих пор мучаюсь.

Юрмала
До Юрмалы мы в свое время так и не доехали. Чуть-чуть совсем. Исупались разок на Рижском взморье, да и плюнули на эту Юрмалу. Поехали в Таллин.

Яремча
Туда все ездят зимой, на лыжах кататься, а меня в Яремчу летом занесло.
Но это все равно, в Карпатах во всякую пору хорошо, даже и без лыж.
И, да, мы там неподалеку ежевику нашли. Ежевика - это очень важно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →