Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Category:

писать пуйю

Хорошие люди подбирают на помойках котят, а я - книги; одна из таких помоечных книг называется "Мир растений". Автора зовут Алексей Смирнов, книга довольно старая, 1981 года издания, снабжена огромным количеством скверных фотографий и еще более скверных иллюстраций. Ориентирована она, как понимаю, на детскую аудиторию.
Помоечные книги обычно бывают благодарны за то, что их подобрали и взяли в дом. За это они сразу открываются на нужном месте - при условии, что таковое место в книге есть, хотя бы одно.
Моя книга открылась на очень правильном месте. Там история про гигантскую траву, котора называется пуйя и англичанку по имени М. Норт. Как ее звали, в книжке не написано. Маргарет? Мэри? Мириам? М. Норт - и все тут.

Норт жила в девятнадцатом веке, была художницей и специализировалась на изображении растений, поэтому ее работы знали не столько искусствоведы, сколько ботаники. В 1884 году художница Норт была уже, мягко говоря, немолодой и не очень здоровой женщиной, а если называть вещи своими именами, глухой старухой с тысячью не слишком опасных, но изматывающих болячек. И тут она узнает, что где-то на краю света, в Андах растет трава пуйя, голубая свеча, достигающая иногда высоты в три человеческих роста, и рассказывают об этой траве черт знает что. Дескать, цвести начинает в возрасте 150 лет, и соцветие ее блестит, как сталь, дескать иногда растение самовоспламеняется, но выходит из огня невредимым, дескать, листья острые как кинжалы, и использовать их можно соответственно. Такая трава.

И наша глухая старушка пакует вещи и едет в Южную Америку. Рисовать пуйю. Сперва на корабле через Атлантику. Потом поднимается в Анды на муле, на высоту 4 тысчи метров, под конец - по бездорожью. Волочит за собой мольберт и краски. Добирается. Видит обещанное голубое сияние. Рисует самую удивительную из своих картинок под названием "Голубая пуйя и мотыльки". Навьючивает картину и мольберт на мула, едет назад. Благополучно добирается до дома, на радость бравым британским ботаникам, которым путешествие в Анды представлялось немыслимо трудным.


Это одна из лучших историй о человеческом духе. И одновременно это - норма. Простой, естественный человеческий поступок. Хрупкая старая леди поднимается в Анды писать пуйю, потому что - а как иначе? Иначе совершенно невозможно.

А пуйя - она вот такая:



Ничего особенного, строго говоря. Но это ничего, потому что у каждого своя пуйя какая-нибудь. Достойный повод карабкаться к небу - в любом возрасте, в любом состоянии, забив на все возможные здравые возражения, вообще на все, что может помешать.
Tags: гуманитарная помощь, ключ из желтого металла, книги
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author