Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

Робертсон Дэвис. Пятый персонаж. Мантикора

 Как человек, имеющий некоторый опыт написания рецезий, статей и послесловий, я теперь чрезвычайно ценю возможность писать о книгах бесплатно невнятно и непоследовательно, а когда надо - бесстыдно, неопрятно, взахлеб - как делается почти все, что делается по любви.

Так вот. "Пятый персонаж".

Во-первых, можно сказать, осуществилась моя давняя несбыточная мечта - снова прочитать "День восьмой" Торнтона Уайлдера, но не перечитать, а - в первый раз. Чтобы сперва (очень недолго) недоумевать, на кой черт мне сдались все эти бесчисленные подробности о чужих, совсем не близких мне и вряд ли интересных людях, и уже через полчаса увязнуть в их жизни так глубоко и самоотверженно, как в своей нечасто, прямо скажем, получается. А закрыв книгу, знать совершенно твердо, что это никакая не "литература", а просто милосердный господь выбрал время, не поскупился, отправил мне телеграмму примерно следующего содержания: "Дома все порядке тчк".

Так вот - Он опять сделал это.

При этом я не хочу сказать, что Робертсон Дэвис похож на Уайлдера. Совершенно не похож. Но по большому счету (по самому большому) они - одно и то же, по крайней мере, делают одно и то же дело - ту самую разновидность литературы, ради которой имело смысл изобретать сперва язык, потом письменность, типографские станки и прочие полезные инструменты для увеличения числа букв на планете. Я сейчас даже не постесняюсь сказать некоторую ужасно романтическую, на мой вкус, херню: в том и отличие великого романа от всех прочих, что одолев его, читатель какое-то время твердо знает, что в человеческой жизни есть некий простой, ясный и внятный, хоть и не поддающийся формулировке смысл, а так называемого "зла" нет вовсе, и "плохих", "неудачных" судеб не бывает, мало ли что кажется, всякая жизнь - сокровище, и всякий опыт - сокровище, и даже я, и моя жизнь, и мой опыт, страшно сказать, тоже сокровище, кто бы мог подумать.

Все это, конечно, очень индивидуально - я имею в виду, человеческое восприятие, и как после чего мы себя чувствуем, но вот и Уайлдер, и Дэвис, по моим ощущениям, действуют в этом направлении, во-первых, вполне намеренно и осознанно, а, во-вторых, имеют рекордное число попаданий.

Еще с "Пятым персонажем" вышел у меня чрезвычайно странный момент. То есть, книжку я совершенно точно читаю впервые, все мне там незнакомо - имена, персонажи, места действия, сюжет - вообще решительно все. Кроме эпизода, где Рамзи находит старого знакомца, фокусника и проводит ночь с бродячими циркачами, который мне не просто знаком, я его чуть ли не наизусть знаю - и вот этот смешной момент, что он приехал специально для поисков информации о святой, у которой выросла борода, и вот, нате, выпивает с цирковой бородатой женщиной, и морфиниста, который вынужден работать упырем, потому что ничего, кроме как сидеть в темноте и грызть глотки курицам, уже не может, и туповатого, тормозного карлика, чей стакан Рамзи заботливо наполняет, потому что без его опеки карлику ничего не досталось бы. И что старый знакомый фокусник крадет у него бумажник (и мне откуда-то известно, что он отдаст долг много лет спустя). То есть, я помню все это, буквально как эпизод собственной биографии - и больше ничего, ни полслова, ни полперсонажа.

Поразительная, словом, история. Смешно было бы, если бы выяснилось, что этот эпизод мне приснился. И вообще добрая половина моих снов - фрагменты романов, на которые мне следует обратить внимание. На правах рекламы.

Что касаеся "Мантикоры". Стрейнджер (который, собствено, виноват в том, что мне пришлось купить трилогию Дэвиса) сразу предупредил, что это будет далеко не так замечательно.

Ну, то есть, если бы "Мантикора" не была продолжением "Пятого персонажа" и одновременно пересказыванием многих описаных в "Пятом персонаже" событий с новой, совершенно иной точки зрения, это было бы скучнейшее в мире чтение. Но финальное путешествие в медвежью пещеру настолько прекрасно, что придает "Мантикоре" самостоятельную ценность. Стоило так долго нудить со всем этим юнгианским психоанализом, чтобы напоследок выдать столь живое, зримое и радостное событие.

Ну и там же, в третьей части монолог Лизл о великих основателях психотерапевтических школ, которые начали с того, что разбирались с собой самостоятельно, без посторонней помощи, и дальше: "Они были героями <...> потому что отправлялись в неизвестность в полном одиночестве. Так неужели их героизм имел целью всего лишь вырастить новое поколение инвалидов? Почему бы вам не отправиться домой, не впрячься в свое ярмо и тоже не стать героем?" - это, конечно, очень близкая мне позиция. Даже не просто близкая - моя.

Мне еще очень много чего есть сказать по поводу обоих романов, но, пожалуй, сперва прочитаю третий, "Мир чудес". Посмотрим.

Tags: гуманитарная помощь, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments