Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

ой-ё, что делается

Вышла новая книга белой серии. Называется "Игра в Грессоне". Это, друзья мои, охренеть что за книжка.



Мое послесловие выглядит так:

Самые удивительные истории нередко начинаются с какого-нибудь обыденного события, вроде похода за хлебом, кухонного разговора, или электронного письма; «Игра в Грессоне» началась для меня именно с электронного письма от моей испанской переводчицы Юли - дескать, вот, погляди, что мне в руки попало, как будто специально для твоей «белой серии» написано, - и вордовский документ в приложении, а вовсе не подгнившая по краям рукопись в бутылке зеленого стекла, выброшенной услужливой волной на белоснежный песок пляжа. Какое разочарование.

Самые удивительные события нередко происходят столь незаметно, что прозевать их легче легкого. Чудо уже случилось, осталось только дать себе труд обратить на него внимание, а респондент сидит и не чешется. Вот и у меня не сразу дошли руки открыть приложенный к письму файл. Сейчас смешно вспоминать, но мною руководило скорее чувство долга, чем любопытство, ливер мой и не думал трепетать от дивных предчувствий - свинство, конечно, с его стороны. Не забуду, не прощу.

Так или иначе, файл был открыт. На первой странице было написано: «Оставим пропуск в строке, где должно стоять имя автора - ни у одной книги нет автора. Автором является тот, кем сотворена реальность внутри повествования». Прямо скажем, хорошее начало. Лучше не бывает.
А несколько секунд спустя для меня началась «Игра в Грессоне» - моя персональная партия. Оказалось, что передо мной одна из немногих книг, которые я не ради красного словца, а лишь стремясь к точности, называю «событиями». Первое на моей памяти внятное повествование о строительстве моста a realibus ad realiora - не кропотливый анализ идей Вячеслава Иванова, не философское переосмысление забытого уже лозунга русских символистов, но живая, трепетная история, насыщенная событиями, эмоциями и загадками. Собственно, и realiora Ады Линкс - не абстрактное «сверхреальное» символистов, а овеществленное пространство, порожденное текстом, наполнившееся жизнью зазеркалье, новая вселенная, рожденная совместными усилиями тех, кто в нее верит. Представить «Игру в Грессоне» широкой читательской аудитории не только радость и честь для меня, но и просто очень закономерный поступок, иначе, честно говоря, и быть не могло, потому что, так уж получилось, это книга о том, что волнует меня сейчас больше всего на свете. Действительно больше всего.

Я, честно говоря, не знаю, что еще сказать читателям «Игры в Грессоне». Мы с вами были там, мы играли; собственно, мы все еще продолжаем играть, потому что хитрую призму, преломляющую реальность в реалиору, нам, как было обещано, на входе поставили, а вот на выходе не изъяли. Так и будем теперь бродить туристами по ставшему вдруг незнакомым миру, ошарашено озираясь по сторонам, смущая зеркала пытливыми взглядами. Мост между реальностью и реалиорой, как мы с вами уже знаем, в ходе «Игры в Грессоне» так и не был построен. И, боюсь, теперь это наша с вами работа. Не отвертимся.
И, господи, как же это хорошо.
Tags: ФРАМ, гуманитарная помощь, игра в грессоне, как объяснять картины мертвому зайцу, объявление
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author