Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

чингизид

такой день



Это моё отражение в выброшенном на помойку заднем стекле автомобиля (или в неопознанном таинственном объекте, подозрительно похожем на выброшенное на помойку автомобильное стекло). Хорошее отражение, я как всегда кукусинька, или даже как никогда кукусинька, чо.

День начался с этого стекла на помойке и сразу же задался; впрочем, нет, день начался с смс про посылку. В Берлинском музее Gamburgerbanhoff мне продали две книжки Бойса, каждая весом примерно в три тонны (ладно, по два кило) с пересылкой по нужному адресу (оказывается, когда покупаешь тяжёлые книги в чужих городах, имеет смысл спрашивать, есть ли такая услуга, мне пересылка двух огромных альбомов обошлась в 7 евро, на почте было бы дороже в сколько-то раз, плюс поиски почты, плюс, может быть, очередь, и всё это время тяжеленные книжки с собой таскать). Короче, книги были куплены с пересылкой и сегодня как раз приехали, прислали мне смс. В смс говорилось, что посылку можно получить в крошечном супермаркете на улице Швенто Стяпано, я его знаю, там нет ящиков разных специальных почтовых служб, просто втиснуть их некуда; словом, удивление моё было велико.
Больше всего получение посылки оказалось похоже на покупку героина у нового дилера, с которым пока толком не познакомились. Всё было странно и стрёмно. "Пройдите в подсобку в конце зала", - сурово сказала кассир супермаркета, которая как раз была занята важным разговором с очень древней на вид старушкой в красных спортивных штанах с лампасами. "Живу, живу и не умираю! - весело щебетала старушка. - Жить мне уже давно хватит, а смерть не приходит. Наверное потому, что меня никогда нету дома. Скучно дома сидеть!"
В конце зала обнаружилась дверь в подсобку. В подсобке сидели две сурового вида тётеньки и всюду стояли коробки с продовольственными товарами. Особенно с макаронами и банками огурцов. "Мне смс пришла, что у вас можно забрать посылку, это здесь?" - спрашиваю, понимая, что никаких посылок тут быть не может. Но одна суровая тётенька сказала: "Да", - а вторая: "Закройте дверь, пожалуйста". "Документы нужны?" - спрашиваю, закрыв дверь. "Не нужны документы, пароль скажите". Там, в смс, и правда, был написан пароль.
Узнав пароль и сверив его со своими записями, тётеньки принялись бодро раскидывать тюки с продовольственными товарами, разыскивая посылку. Мой Бойс обнаружился под ящиком с огурцами; ладно, под картонной коробкой с банками огурцов, но и это, я считаю, довольно сильный художественный жест. Друг Р. потом сказала: "На то и Бойс, чтобы из всего устроить перформанс". Она права. Но, справедливости ради, там были и другие, чужие посылки, тоже лежали среди огурцов и макарон. Впрочем, кто знает, возможно, степенные обыватели города Вильнюса нынче массово скупают альбомы Бойса по заграницам. И получить их можно только в подсобке супермаркета на Швенто Стяпано, таков новый закон нашей неизъяснимой местной природы. Вполне ничего получился закон.

Потом было жарко, мы пили кофе со льдом (или только я, не помню), видели ласковую собачиньку (на самом деле, много собачинек, но одна хотела лизнуть меня в нос и не допрыгнула), делегацию аццких чертей из ада с фотоаппаратами, выяснили в интернете, что сегодня праздник Покров и надо женихов привораживать, потому что на Покров домовые ложатся спать, а девкам нужна компания (чтобы приворожить женихов, надо петь, высунув, из окна лопату и как-то этой лопатой покачивая, чтобы пение разносилось вдаль; подробностей не помню, моё сознание их не вместило, не для того его роза цвела).
Но вместо того, чтобы привораживать женихов пением и лопатой, мы пошли на площадь Тибета и увидели там произведение искусства: синего человека, нарисованного на куске черепицы. Мне очень хотелось его потырить, но тырить аж у самого Будды как-то неудобняк, так что ограничились фоточькаме на телефон.



Потом ещё мы с другом Р. тырили груши (не у Будды!) и бухали на кладбище, но вот это как раз совершенно нормально. Мы примерно всегда так живём.
зы дом

В этом городе



В этом городе любое путешествие - шаманское, даже в булочную за хлебом (особенно, если "булочная" - одна из моих любимых пекарен, они все в таких интересных местах). Карочи, вышел из дома - всё, попал.

/Я даже не то чтобы шучу, у нас тут слой реальности тонкий, как в каких-нибудь индиях, ну или ладно, не в индиях, а в лесах под Твин Пикс где живёт мало людей (строго говоря, отчасти именно по этой причине). Только в лесах чуждые (современному) человеку низшие духи привольно скачут, а у нас, городских, даже с изнанки культурный слой./

Щас возьму бубен авоську и опять туда пойду :)
чингизид

Каша над городом

Это длинная история. И задокументированная, можно сказать.

Сначала в городе пахло горелой кашей. То есть, не просто пахло, а ПАХЛО. И мы с другом Р. смеялись над провальной попыткой наших местных духов вести здоровый образ жизни: решили сварить овсянку и спалили, такие молодцы.

Полгода спустя у меня даже появился рассказ об этом происшествии. Он вошёл в какие-то (не помню) по счёту ССВ, но можно и прямо тут прочитать.

А в прошлом году среди воздушных шаров, парящих над нашими головами, куполами и шпилями, появился шар удивительной формы. Сперва мы сочли его йогуртом, но потом оказалось, это каша. Овсянка с клубникой, в специальном стаканчике, облегчённый вариант: просто залей кипятком, и ничего не сгорит. Такой рекламный каша-шар.

Каша летала над городом всё прошлое лето, а в этом сезоне шары стартовали без неё. Мы тосковали по каше, волновались, как она там, наша каша. И каждый день возводили очи к небу, чтобы её не пропустить. Это помогло, каша появилась чуть позже, чем все остальные шары, в самом конце мая, но главное - появилась. Теперь парит над нашими головами, куполами и шпилями каждый день - ну, если погода лётная. Но у нас этим летом лётная погода ваще всегда.

Мы с другом Р. это, кажется, никогда не обсуждали, но в глубине души считаем летающую кашу магическим делом своих умелых рук. В смысле, языков, готовых трепаться о чём угодно. И если всё, о чём мы треплемся, станет понемногу овеществляться, как каша... ну я даже не знаю, сочувствовать человечеству, или его поздравлять.

Каша выглядит так:



Collapse )
чингизид

Здесь не могло быть вашей рекламы...

...потому что уже есть моя.

Во-первых (хронологически, в-третьих), Крысичка выложила кусок нашей кулинарной книги, из главы про завтраки. Очень страшный кусок, там про овсянку и гречку, но зачем ещё и нужны кулинарные книги, если не для разглашения самых чудовищных тайн некромантии.

Во-вторых (хронологически, во-первых), Рецца продолжает показывать картинки, которые для этой кулинарной книги нарисовала. Вот и вот, и вот например.

В-третьих (хронологически, во-вторых - никто ещё не сошёл с ума от этих моих уточнений? нет? жаль!), a_str затеял написать комментарий к эссе Толкина «О волшебной сказке», а в итоге написал одну потрясающую штуку о паре подросток-божество в каждом из нас:
Заратустра – невесомый, готовый к прыжку, Заратустра – плясун, Заратустра легкий, всегда готовый к полету, готовый и проворный, блаженно-легко-готовый, любящий прыжки и вперед, и в сторону - противостоит тяжелому, угрюмому Родиону, который вечно на грани краха, заперт в треугольной комнате и, маясь вопросом "тварь я дрожащая или право имею", не в силах даже самому себе доказать это самое право.

А котик призван уравновесить рекламу, хотя такая реклама сама кого хошь уравновесит, по-моему. Но всё равно, пусть будет котик, куда без него:

чингизид

1 декабря - 2

В городе, меж тем, примерно вот так:



Ладно, ладно, не во всём городе сразу, а только над речкой Вильняле висят спелые яблоки, зато печным дымом пахнет везде, а на площади имени Ужупского ангела пахнет ещё и котлетами; по крайней мере, котлетами там пахло в полдень, как сейчас - не знаю, не стану врать.

В Кофейне Намба Ван в меню появилось кортадо; говорю хозяину: кажется, у вас единственная кофейня в Вильнюсе, где делают кортадо, он кивает гордо: "Ну да". Говорит: "У меня друг испанец, и он однажды спросил: а чего ты не делаешь кортадо? И я подумал: и правда, чего?"
В общем, кофейня Намба Ван разделяет (мои пристрастия) и властвует (надо мной). Не говоря уже о том, что среди пирожных и булок там засел совершенно домашний "наполеон". Запретите им.

В этом вступившем на последний виток погружения в зимнюю тьму мире так много поводов для любви, что впору сидеть и плакать, круглосуточно, напролёт, просто чтобы не разорвало, но я не плачу. И чо теперь? Разорвёт?
чингизид

Скорее, пока не началось

В режиме "скорее, пока не началось" посадили нынче с другом Р. крокусы. На этот раз интровертненько, вдвоём, никого не призвав на помощь, потому что самим мало только позавчера вечером вспомнили, что во-первых, уже октябрь, а во-вторых, со вторника обещают дожди. Начали за час с небольшим до заката - днём были дела, пока с ними разобрались, пока добежали до Ужуписа, пока обнаружили, что Кофейня Намба Ван стала натурально намба ван, практически городской зыбест, пока сидели там на нагретых тёплым предзакатным солнцем стульях, пока взбирались на князенькин холм по жалким остаткам былой лестницы - ну в общем, всё с нами понятно, удивительно, что за час до заката, а не через два часа после, такие молодцы. И, что характерно, всё успели, то есть, засадили крокусами княжий холм и берег речки Вильняле до темноты.

Тяжёлый сельскохозяйственный труд облагородил нас по самое немогу, так что если у вас есть под рукой лишний незанятый престол какой-нибудь тёплой ламповой страны, обращайтесь, мы вполне можем его занять (и Кофейню Намба Ван уговорим последовать за нами, будет придворной кофейней, а что ж).

Когда-то очень давно мне снился сон про московское метро (московское метро моих снов - одно из самых интересных пространств, в какие мне доводилось попадать); кроме всего прочего, там была ветка, соответствующая той, где наяву станции Октябрьская и Шабловская, кажется, это Калужско-Рижская линия; впрочем, я уже плохо помню. Так вот, во сне конечной станцией было некое райское место, исполненное невообразимой красоты и покоя (главное - не выйти раньше времени в Мюнхене, где, впрочем, тоже неплохо), при этом там был один очень опасный перегон, собственно, сразу после Шабловской, на этом перегоне из каждого вагона исчезал какой-нибудь пассажир; ясно было, что исчезнуть на этом перегоне - не самая хорошая судьба, поэтому пока едешь, надо постоянно предпринимать совершенно особое внутреннее усилие не исчезнуть. В последнее время я часто вспоминаю это усилие наяву, оно очень хорошее, рабочее состояние, хотя с непривычки, конечно, трудно подолгу его удерживать.
Сегодня, пока мы спускались с холма, мне стало ясно, что сходное усилие не исчезнуть предпринимают всю зиму закопанные в землю луковицы растений. У кого получится, те и зацветут по весне.
чингизид

Бах на рынке

"Запах колбасы больше никогда не будет для меня прежним", - сказала Х., и она совершенно права.
Организаторы концерта на крытом рынке Халес поступили отлично: вместо того, чтобы разогнать торговцев (которые и сами добровольно уходят в 5 пополудни), продлили работу рынка до начала концерта; собственно, даже до конца, колбасы начали паковать и увозить ближе к финалу, невольно двигаясь в ритме музыки, то есть, очень, очень торжественно. Как, видимо, и надо увозить колбасу.

Друг Р. не бросила меня в беде, в смысле, в счастье. С другом Р. у нас всегда насыщенная культурная программа, куда нас ни запусти. На этот раз культурная программа включала в себя отличный сухой яблочный сидр и козий сыр в пепле, тоже отличный. А дуэтом они были не хуже, чем перекличка органиста, усаженного посреди всей этой райской колбасы и аккордеониста, вознесшегося в крытые рыночные небеса, натурально под самый потолок.
Сыр, впрочем, закончился раньше. Такова судьба всех козьих сыров.

Под воздействием всего этого безобразия - Баха, сыра, сидра и отчаянного, как вопли утопающего запаха колбас - во мне воскрес умерший было фотограф. Оказалось, никто никуда не умирал, надо было просто немного усложнить условия игры: в одной руке камера, в другой - бутылка (сидра), носитель сознания (моего) ползает на карачках по полу, пытаясь найти интересный ракурс, не забывая при этом время от времени прикладываться к бутылке (в которой сидр). Призраки всех крепко пьющих папарацци сошли ко мне с алмазных своих небес и толкали под локоть, грамотно так толкали, чтобы камера нащёлкала такого, чего в жизни не нащёлкает ни одна мало-мальски разумная башка (даже моя).

Карочи. Мы с моим внутренним воскресшим фотографом передаём вам привет от Иоганна Себастьяна Баха, козьего сыра, нескольких тысяч невинноубиенных колбас, нескольких дюжин торговцев, нескольких сотен слушателей, органиста, аккордеониста и скрипача, которого оказывается весь вечер прятали в кустах под прилавком, а потом, когда все думали, что концерт закончен, он каааааак выскочил, и каааааааак дал!

И мы щас тоже кааааак дадим:



Collapse )

Завтра пойдём на вокзал.