Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

чингизид

+1, осадки

Вот именно такая сейчас погода. Осадки называются "мартовский снег".

Одна из моих любимых (моих же) записей про мартовский снег.

Десять лет назад было записано. Десять, Карл. Пристрелите меня кто-нибудь. Как можно с таким несгибаемым упорством столько лет (на самом деле, не десять, а гораздо больше) в одном и том же месте писать.
чингизид

Скорее, пока не началось

В режиме "скорее, пока не началось" посадили нынче с другом Р. крокусы. На этот раз интровертненько, вдвоём, никого не призвав на помощь, потому что самим мало только позавчера вечером вспомнили, что во-первых, уже октябрь, а во-вторых, со вторника обещают дожди. Начали за час с небольшим до заката - днём были дела, пока с ними разобрались, пока добежали до Ужуписа, пока обнаружили, что Кофейня Намба Ван стала натурально намба ван, практически городской зыбест, пока сидели там на нагретых тёплым предзакатным солнцем стульях, пока взбирались на князенькин холм по жалким остаткам былой лестницы - ну в общем, всё с нами понятно, удивительно, что за час до заката, а не через два часа после, такие молодцы. И, что характерно, всё успели, то есть, засадили крокусами княжий холм и берег речки Вильняле до темноты.

Тяжёлый сельскохозяйственный труд облагородил нас по самое немогу, так что если у вас есть под рукой лишний незанятый престол какой-нибудь тёплой ламповой страны, обращайтесь, мы вполне можем его занять (и Кофейню Намба Ван уговорим последовать за нами, будет придворной кофейней, а что ж).

Когда-то очень давно мне снился сон про московское метро (московское метро моих снов - одно из самых интересных пространств, в какие мне доводилось попадать); кроме всего прочего, там была ветка, соответствующая той, где наяву станции Октябрьская и Шабловская, кажется, это Калужско-Рижская линия; впрочем, я уже плохо помню. Так вот, во сне конечной станцией было некое райское место, исполненное невообразимой красоты и покоя (главное - не выйти раньше времени в Мюнхене, где, впрочем, тоже неплохо), при этом там был один очень опасный перегон, собственно, сразу после Шабловской, на этом перегоне из каждого вагона исчезал какой-нибудь пассажир; ясно было, что исчезнуть на этом перегоне - не самая хорошая судьба, поэтому пока едешь, надо постоянно предпринимать совершенно особое внутреннее усилие не исчезнуть. В последнее время я часто вспоминаю это усилие наяву, оно очень хорошее, рабочее состояние, хотя с непривычки, конечно, трудно подолгу его удерживать.
Сегодня, пока мы спускались с холма, мне стало ясно, что сходное усилие не исчезнуть предпринимают всю зиму закопанные в землю луковицы растений. У кого получится, те и зацветут по весне.
шляпа

Вильнюс вотпрям сегодня

В последнее время мне стало казаться, что с фотографией - всё, прошло, окончательно и бесповоротно, ну то есть, можно конечно снимать дальше, но необязательно, потому что "я знаю, как и могу" совсем не равно "меня зажигает", а без этого зачем.
Камеру с собой я всё равно ношу, но только потому что новая гэшечка весит 200 граммов, карман не тянет, и я просто забываю её вынимать.

Однако сегодня выяснилось, что если зайти на четверговый ужупский рынок, набрать там всего да побольше, нагрузить две тряпичные сумки, повесить их на плечо, а в руки, чтобы мало не показалось, взять пластиковое ведёрко с малиной, окончательно ограничив таким образом свободу действий, и со всей этой хернёй попытаться взлететь, в смысле, пойти домой через Старый город, сразу таааак хочется поснимать! И это, и то, и ещё вон то, АААААААААА, дайте мне третью руку.
Третьей руки мне не выписали (что, возможно, к лучшему, по крайней мере, не придётся менять гардероб), но вместо неё у меня неукротимая воля, которая есличо удержит и ведёрко с малиной, и камеру, и сорванный ветром улетающий шарф. Ясно всё со мной, трудности меня возбуждают. Я долбаный экстремал.



Collapse )
чингизид

позавчера, вчера, сегодня

По ночам и правда подмораживает, но каждый день за пару часов до заката в небе появляются несокрушимые символы лета, разноцветные воздушные шары.

Подмораживает же так восхитительно, что хочется прижаться лбом к застывшему от холода ночному воздуху и просить: ещё, ещё.
Теоретически, считается, что я люблю лето, а зиму терпеть не могу; на самом деле, не так. Я просто люблю, когда всё происходит невовремя. И с этой точки зрения заморозки в начале октября ничем не хуже январского цветения каштанов.

Вчера видели в небе над переулком Святого Духа пляску пятен света в тёмном вечернем небе. Это выглядело, как дискотека для солнечных зайчиков; подозреваю, это именно она и была.

Сегодня обнаружили, что проходной двор на Бокшто, тот самый, где лестница ведёт вниз, к реке, и где наверху, в самом начале лестницы невидимое кафе, ТО САМОЕ, блин, невидимое кафе - так вот, проходной двор перекрыт глухой сплошной строительной стеной. В невидимое кафе теперь не попасть, по крайней мере, с Бокшто, не попасть, а как снизу, это я завтра при дневном свете погляжу.

А на берегу реки Вильняле, возле ужупской галереи, стоял Смерть в длинном чёрном пальто и фотографировал воду. Спереди у него было человеческое лицо, внимательное и настроженное, зато на затылке - откровенный, бесхитростный Весёлый Роджер. В смысле, череп, в отличие от лица, приветливо улыбающийся.
Ктулху

Чем дальше в лес, тем дальше в лес

В отдалённой от центра затрапезной, почти не застроенной дорогими жилищами части Ужуписа возле одного из домов, скажем так, не очень похожего на элитный коттедж несколько человек, а точнее, два дяпона и две тёпаны (я просто стараюсь соблюдать антропологическую точность) вели билингвальную (русский мат, литовские междометия) беседу о бренности всего сущего, в ходе которой сообщали друг другу о недостатках как своих ближних, так и мироздания в целом. У них были громкие голоса и неплохая дикция, поэтому отвертеться от обязанности выслушивать всё сказанное простому прохожему в моём лице было довольно затруднительно. Впрочем, простой прохожий в моём лице не возражал и в целом разделял чувства беседующих.

Однако завидев меня, одна из женщин сказала остальным участникам беседы (почему-то по-русски): "Смотрите, кто идёт! А вы орёте".
Четыре пары глаз уставились на меня с тревожной заинтересованностью, после чего мужчины вошли в помещение и заперли за собой дверь, а женщины быстро зашли за дом.

Што это было вообще?

(Единственное разумное объяснение: воспользовавшись моим отсутствием, меня незаконно назначили Императором Вселенной, о чём немедленно сообщили по всем каналам местного телевидения. Ещё и с этим придётся разбираться. Блин.)
няпиздинг Алистер

Времена меняются

Это вообще самая сложная штука в мире - объяснить, как я чувствую, что "меняются времена", а на самом деле никакие, конечно, не времена, а направления (и намерения) несущих нас потоков. И ещё сила нашего сопротивления этим потокам, и качество электричества, которое вырабатывается в процессе. И вообще всё :)

Самое досадное, что мало кто такие штуки чувствует, а без сходного опыта понять, о чём речь, вообще невозможно! Только что-нибудь своё придумать взамен - такая подмена вообще худшая разновидность лжи, поскольку неразоблачаема. Даже вопрос таким образом никогда не будет поставлен - всё же ясно, чего.

Но времена всё равно меняются, и меняются порядки в этом журнале.
Теперь будет так:

- Подписка мне больше не нужна. В смысле, факт наличия подписчиков меня больше не мотивирует. А факт их отсутствия - не демотивирует. Я просто вообще об этом не вспоминаю. И изумлённо лупаю очами, получив очередные сторублей на яндекс-деньги. Потом вспоминаю - аааа, так вот оно что.
Поэтому подписку - долой. Спасибо всем, кто принимал в ней участие. Это было очень важно для меня, потому что деньги (а в ещё большей степени возня с заполнением всяких дурацких форм) - это очень честная благодарность. Очень настоящая. Сто рублей, отправленные переводом, перевешивают тысячу словесных "спасиб", которые я наверное никогда не научусь воспринимать как нечто существенное.
Мне такая наглядная благодарность была нужна, чтобы устоять в те непростые моменты, когда трагическое восприятие мира перевешивало здоровую концепцию "А меня не ебёт".
С тех пор концепция окрепла и вошла в силу, хрен её теперь перевесишь.
(Однако свои обязательства я помню, и, как минимум, до конца 2015 года этот журнал просуществует, если его не прихлопнут не зависящие от меня обстоятельства. Хотя с чего бы им вдруг.)

- На самом деле, этот журнал, скорее всего, просуществует гораздо дольше, чем до конца 2015 года, потому что меня как-то незаметно втянуло в тайную систему равновесия, где долг всего живого - как можно дольше и явственней быть. Потому что каждая дополнительная минута подлинного бытия может уравновесить вечность небытия (вечность только кажется чем-то большим, а на самом деле, она почти невесома).
Наглядные свидетельства подлинности бытия очень нужны, потому что человек слаб и нуждается во внешней опоре. Я - тоже человек и тоже (иногда) нуждаюсь, факт.

- У нас тут натурально партизанская война, и я сейчас вовсе не о политике. А о внутреннем противостоянии каждого индивидуального сознания скотоморфирующим факторам повседневного бытия. Эта война вообще всегда идёт, на самом деле, просто с появлением социальных сетей она стала очень очевидной, и всякое наступление врага как на ладони, и вагоны его под откос пускать легче, ну или просто кажется, что легче. И куда послать воз с консервами знанием о нашем звёздном наследиии тоже иногда сразу понятно. Ну или не сразу, а хоть когда-нибудь.
Всё стало как на ладони.

- Когда дойдут руки, перепишу верхний пост. Сегодня, или на днях. Как пойдёт.
шляпа

Про фотографии

В этом году мне с собой-фотографом было довольно скучно. Тому есть довольно много т.н. объективных причин, начиная с нежелания самоповторов на фоне ограниченности доступного мне визуального языка (любой язык ограничен сам по себе и ещё более ограничен возможностями говорящего) и заканчивая полным равнодушием окружающего мира (не публики, а именно реальности) к этой части моей деятельности.
Но настоящая причина совсем другая. Призрак соседа ушёл из-за моего плеча. В декабре прошлого года была его большая выставка, стали делать и сделали огромную ретроспективную книжку. И одновременно продали наконец его квартиру, которая пустовала долгие годы. А этой осенью и мы оттуда уехали.
Весь этот год меня оттаскивало от фотографии всеми возможными внутренними способами (сейчас не до того - ай, потом - сперва допиши, а потом развлекайся - ой, камера осталась в другой сумке - чота мне лень камеру из рюкзака доставать - похожий кадр у меня уже был - выпью-ка я лучше кофе etc).
А в начале декабря (завершившегося вот прямо сейчас) к внутренним причинам не снимать прибавлись внешние: у меня сломались обе камеры, условно новая и старая, с разницей дней, что ли в пять. И у меня едва дошли руки отвезти в ремонт одну (и до сих пор не дошли отвезти другую). Мне не настолько надо, оказывается. Гулять без камеры стало так же интересно и полно, как когда-то было с ней. А ведь когда-то у меня натурально ломки наступали за сутки без камеры.
Ну, в общем. Теперь надо будет понять, интересно ли мне фотографировать совсем без (бывшего) соседа, или всё у нас держалось только на нём.

В любом случае, это была самая странная дружба в моей жизни. Есть у меня и другие мёртвые друзья, но вот так - чтобы сперва начать взаимодействовать, потом какое-то время спустя просечь, что кроме твоей воли есть ещё и чужая, а потом узнать, чья именно и всю историю целиком - это было очень круто. И необычно. И благодарность моя за чужое счастливое вдохновение, коснувшееся меня, безмерна.

А тут пусть будут некоторые фотографии за год. Не то чтобы "лучшие", а те, которые мне захотелось отобрать в ночь со вчера на сегодня. А сегодня наверное были бы другие, но мне некогда всю это бодягу по новой разводить. Потому что сейчас будет салют.

Collapse )
чингизид

Реклама frei-style

На мою очередную просьбу порекламировать наш книжный электромагазин кто-то из читателей откликнулся надписью то ли мелом на асфальте, то ли краской на стене, не помню точно, а искать сейчас некогда. Факт, что эта идея захватила меня целиком.

Поэтому объявляю большой фестиваль рекламы frei-style. Не корысти ради, а чтобы изменить мир :)

Правила такие.

Что мы рекламируем?
Да фсё.
В смысле, всё, хоть каким-то боком связанное с моей деятельностью. Наш электромагазин, страничку на Кругах, любую из фрайских книжек, хоть старую, хоть новую, или даже имена отдельных персонажей и топографические названия, журнал юзера-чингизида, и так далее. Что вам нравится, то и рекламируйте.

Как мы это рекламируем?
Да как угодно.
"Как угодно" - в этом и состоит смысл нашего фестиваля.
Рисунок на асфальте, граффити на стене, надписи на заборах и открытках, подброшенных в чужие почтовые ящики, табличка в руках снеговика, надпись на замёрзшем стекле, песке, на ценнике в супермаркете, на полях бесплатного журнала, взятого и оставленного в кафе, плакат в зимнем лесу, татуировка, послание в бутылке или на крыле бумажной птицы, запущенной куда-нибудь наугад. Остальные сто миллионов способов придумывайте сами, это же самое интересное и есть.
Долговечность и эффективность вашей рекламы значения не имеют. Гарантии, что её увидит хотя бы один человек, не требуется. Реальности важны все свидетельства, включая незримые.
Отдельный вопрос, может ли это быть просто запись в блогах, соц.сетях и других интернет-ресурсах, со ссылкой? Конечно может. Но тут одно строгое условие. Такая реклама должна сопровождаться вашей (написанной вами) историей. Подлинной, вымышленной, длинной, короткой - абсолютно всё равно. Важно, чтобы это была ваша история, или ваша рецензия, хотя бы в три слова, но ваша. А не перепост.
То есть, основное, единственное и неповторимое условие участия: творческий подход к вопросу.

Как я узнаю о том, что вы сделали?
Проще всего, конечно, с записями в интернете. На них можно просто дать ссылку здесь, в комментариях.
Остальные дела желательно сфотографировать (в любом качестве, как документальное свидетельство) и выложить здесь же, в комментариях, картинку или ссылку на неё.
Если у вас не получится сделать фото или выложить его в интернете - ладно, можно просто рассказать мне словами, что вы сделали. До тех пор, пока вы не начнёте рассказывать о том, как писали масляной краской по борту летающей тарелки, я буду вам верить. Ну, постараюсь верить. Очень постараюсь! :)

Что нам всем за это будет?
За это всё будут призы некоторым участникам.
Три приза я отдам работам, которые мне (вот лично мне) понравятся больше других.
Ещё три приза будут распределены методом лотереи. То есть, достанутся первому, четырнадцатому и самому последнему участнику.
Если вдруг участников окажется много, приз будет получать и каждый "юбилейный" участник: пятидесятый, сотый, сто пятидесятый и так далее.
При подсчёте участников во внимание будут приниматься только комментарии, содержащие отчёты о рекламной деятельности.
Призы будут хорошие и разные. Я буду высылать их почтой.

Другие читатели тоже могут назначать и потом высылать победителям свои призы по любому принципу!

И сколько это всё будет продолжаться?
Неделю.
В полночь со вторника на среду (со 2 на 3 декабря) по виленскому времени (UTC: +2) я определю последний комментарий и подведу прочие итоги.

Что будет, если почти никто не захочет этим заниматься?
Да ничего не будет. Я огорчусь, виду особо не подам, распределю приготовленные призы между всеми тремя с половиной участниками просто потому что они есть, и перестану придумывать всякие дурацкие затеи с призами. А может не перестану, кто ж меня знает.

Комментарии на этот раз НЕ скрываю (кроме анонимных, которые скрываются всегда, но потом открываются вручную, если там не спам).
Пусть всё всем сразу будет видно.

Перепост этого объявления приветствуется, но специальным призом не поощряется. Распространение этой информации нужно нам всем, просто чтобы было интересней.

Поехали?

_________________

UPD
Дополнительное правило:


Если вы что-то подобное уже делали раньше, для участия в фестивале и получения приза такие отчёты не годятся. Смысл же в том, чтобы сделать что-то новое вотпрямщас.

Но (подсказка): из любого "вчера" можно сделать историю, написанную сегодня. А написанная сегодня история о делах минувших дней участвовать уже может - при условии, что вы поместите её не только в комментариях, но и ещё где-нибудь, а мне дадите ссылку :)

___________________

UPD-2

У нас (это уже становится традицией) появились два дополнительных приз от balovstvo.me и sagarasousuke лично: две книжки Дмтрия Дейча "Записки о пробуждении бодрствующих" достанутся 42 и 177 значащим комментариям. Если столько не наберётся, это будут призы зрительских симпатий, то есть, я просто выберу, кому их давать, да и всё.
Книжка крутейшая, сами посмотрите. Призы высылается куда угодно.
чингизид

Что докрутилось в голове

Слишком много материи - вредно. Я имею в виду, сумма суточных коммуникаций с материальным миром не должна превышать сумму коммуникаций с духом. В идеале коммуникации с духом должны преобладать. Переизбыток материального ослабляет и отупляет. Портит хорошую вещь (сознание). А нежное кысо вроде меня и ещё некоторых обычной бытовой вознёй можно натурально убить.

Спасти в такой ситуации могут техники, позволяющие поддерживать непрерывную связь с духом. Одно только наблюдение за собственным дыханием способно обезвредить такое ужасное действие как посещение гипермаркета. Друг рассказывал, как во время пребывания в каком-то (буддистском, скорей всего) монастыре с целью спасения от всего сразу, получил совет стирать носки Бога. Ну, как будто не свои грязные носки полощещь под краном, а Бог (нечто немыслимое и непостижимое, для удобства обозначаемое этим словом) эти носки извозюкало и попросило тебя помочь. Так ненавистная стирка превратилась для него в медитацию, все танцуют.
На самом деле, отличный метод, я просто так, от избытка хиханек в организме прикалываюсь.

А избыток хиханек в организме скопился как раз от простого открытия: поддерживать связь с Духом ежеминутно вполне возможно, а со временем даже легко. При условии, что мы понимаем, о чём вообще речь.
Но непонимающих обычно и материальное особо не убивает. В смысле, хуже, чем есть, уже не будет всё равно. так что ок.

На этой оптимистической ноте пойду поработаю наконец.
чингизид

Такая каша

Я много всякого разного хочу вспомнить, записать, рассказать, объяснить (и переобъяснить, и выобъяснить), но не успеваю. И от этого в голове делается каша.
"Каша" - очень нелепое слово. Это становится совершенно ясно, если повторить его вслух раз сорок. Ну или пятьдесят.
То же самое, впрочем, можно сказать о подавляющем большинстве слов.
Но если не повторять их (слова) сорок раз вслух, а записывать в определённом порядке, то они ещё вполне ничего. В смысле, работают.

Поэтому попробую всё-таки кое-что записать.

Например, как уже второе утро кряду просыпаюсь с ясным пониманием, что у меня же в холодильнике инжир. И сейчас я его съем под утренний кофе. Но ничего не получится: несъеденный инжир остался в Варне, а я уже дома, в Вильнюсе. Хотя когда выходишь на разогретую солнцем улицу, вдыхаешь влажный морской (иллюзия, но какая достоверная) ветер, и из кафе на углу явственно пахнет жареной рыбой, свежей, только что пойманной, хотя скажите на милость, откуда бы, с чего бы она тут взялась - вот в такие моменты особенно отчётливо ясно, что я просто не успеваю за собой, тело бодро перемещается на страшные тыщи километров методом бесхитростного пассажирского самолётинга, а сознание тормозит. Стоит сейчас где-то в Варне на полпути к дальнему пляжу, вертит изумлённо невидимой своей головой: что вы мне тут показываете? какой Вильнюс? хде? кто все эти люди?
И упрямо обоняет не что дают, а к чему уже привыкло. И видит всё сразу, вперемешку - и что показали, и что по его мнению на этом месте должно быть.
На самом деле, ужасно интересный это процесс - адаптации сознания к ещё позавчера изменившимся условиям бытия. Однако инжир в мой виленский холодильник от всего вышесказанного не перемещается. И хоть ты что!

Со словами ещё такая штука. Для меня они означают то, что означают. Смысл каждого понимаемого слова для меня - результат тысяч и тысяч разговоров, тысяч и тысяч книг, где это слово было употреблено. Из суммы всех опытов рождается подлинный смысл всякого слова для каждого из нас. Поэтому так часто мы расходимся в понимании некоторых оттенков значения. И поэтому так важно бывает эти оттенки специально обговаривать, обсуждать с новыми собеседниками. И не только с новыми, вообще-то.
Но всё это не отменяет того факта, что когда я захожу в фейсбук знакомого человека, потому что это единственный способ узнать, как у человека дела, читаю там о драматических событиях, и под каждым очередным эпизодом драмы вижу, что куче народу (в том числе знакомого мне народу) это нравится, мне кажется, что зомби-апокалипсис уже не то чтобы начался, а благополучно завершился полной победой, непонятно только, зачем меня-то оставили в живых. То ли мозг сочли несъедобным, то ли просто для смеху. То ли чтобы было кому констатировать жуть.
Констатирую, ладно, договорились. Жуть неописуемая.
При том, что теоретически я понимаю, что это "нравится" - условность. Договорились жмякать кнопку, не задумываясь о смысле, просто в качестве знака дружеского участия, типа "я с тобой".
Но я наверное и под дулом гильотины не смогу вступить в такой сговор. Лучше я как-нибудь вовсе без дружеского участия. Ну его.
А всего-то беды - слова означают для меня то, что означают. Даже если три мильярда человек дружно станут называть потолок "студнем", вряд ли моё сознание любезно согласится принять одно за другое.
Поэтому со мной трудно. Практически всем. Я - кара господня, посланная человечеству в качестве награды за успехи в чём-нибудь удивительном. Типа межпланетарных состязаний в крестики-нолики. Чтобы кусать за жопу всех, до кого дотянусь.
От укусов за жопу с человечеством иногда делается просветление. Но редко!

И кстати о жопе.
Мне кажется, запись про встречи с читателями получилась неправильная. В смысле, мне не удалось сформулировать, что именно не так. Вышло как будто то ли читатели дураки, что на такие встречи ходят и как-то неправильно себя ведут, то ли я. То ли, скорее всего, вообще все хороши.
А речь вообще не о том. Дело не в нас. А в обстоятельствах, в которых мы встречаемся. Эти обстоятельства сами по себе фальшивые и неправильные. Так вообще не бывает! В смысле, не должно быть. Это же не наша с вами идея - вот таким образом встретиться. А просто сложившаяся культурная традиция. Возможно, когда-то такая традиция была полезна (хотя бы потому, что в прежние времена информации было гораздо меньше и развлечений гораздо меньше, и интересных встреч), но эти времена давно прошли. А традиция осталась - устаревшая, ненужная, но зачем-то соблюдаемая формальность.
Если по уму, почти с каждым из пришедших на встречу мне следовало бы провести несколько часов наедине. И не чаще, чем раз в неделю. Один человек в неделю - это сколько же надо недель? Мне уже тоже страшно подумать :)
Но это были бы очень нужные, плодотворные встречи для обеих сторон. По-настоящему, без вранья.
Из нескольких таких встреч с людьми-читателями наедине выросло несколько драгоценных для меня дружб. Их могло бы быть несоизмеримо больше, если бы все мы жили по миллиону лет и были не особо заняты другими делами.
Так вот, когда я пишу, что встречи с читателями в книжных магазинах - полное фуфло, я просто сокрушаюсь о недостижимости идеала. А не о том, что кто-то там дурак. Никто не дурак! Просто обстоятельства дурацкие.
Выхода тут нет, но по крайней мере, теперь никому не обидно от той записи, я надеюсь.

Впрочем, что значит - нет выхода. Можно просто сниться друг другу. И я иногда очень даже отлично снюсь, по свидетельствам очевидцев.

На этой оптимистической ноте, пожалуй, и остановлюсь. Хотя каши в голове по-прежнему много. Но ещё великий Штирлиц утверждал, что запоминается последняя фраза.