Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

чингизид

Лето по понедельникам

Иногда мои понедельники совпадают с понедельниками, ну надо же.

В городе появилась вкусная клубника, не "такая, как в детстве", а круче, чем была в детстве, хотя оно у меня прошло на юге, в стародавние времена. Однако факт остаётся фактом: нынешняя ещё вкусней.

В связи с этим мы с другом Р. заквасили домашнее "Россини", смешав растёртую в слёзы и пыль клубнику с сухим просекко, которое мне подарили ещё на Новый год, давным-давно можно было его выжрать, но я не справляюсь, я вечно не справляюсь с продовольствием и винами, особенно с винами, в сфере алкоголизма я бездарная никчемность, открытая банка сидра вечно стоит на балконе неделями, до полного испарения. (Впрочем, последней была бутылка смешного, почти игрушечного сидра с розами, и вот её мне удалось выпить всего за четыре дня.)

Но на то и даны человеку друзья, чтобы он мог выйти за собственные пределы и превзойти свои скромные возможности. Вот и сегодня мы с другом Р. честно, не отвлекаясь на глупости вроде кошек и сыра (на самом деле, ещё как отвлекаясь, конечно), быстро и бодро выпили бутылку просекко с перетёртой клубникой в честь наших недавно минувших дней рождения и ещё немножко за Пушкина и за котёнка Котовскую, которые тоже июньские, как и мы. Маленькая Белая Кошка, рождённая не в июне, весь этот праздник жизни надменно проспала.

Меж тем, про свой день рождения мне на этот раз удалось забыть, то есть, по-настоящему забыть, а не просто забить, так раньше всё-таки не получалось. Даже несколько смс с поздравлениями не сбили меня с толку: меня обычно довольно бурно поздравляют с выдуманным днём рождения в феврале, поэтому я знаю, что поздравления вообще ничего не значат, вернее, как раз значат - если меня поздравляют, значит никакого дня рождения у меня сегодня совершенно точно нет.
Но обычно про этот чёртов ДР хоть что-нибудь (кто-нибудь) да напоминает другим способом, не по переписке, а на этот раз - нет. В тот день мы с временно обретённой верой (Верой) покупали штрудель с лососем на ужупской обжорной ярмарке и ездили в Парк Европы, вечером мне удалось довольно продуктивно поработать, а больше, вроде, не было ничего. В общем, круто получилось, мне в детстве казалось, что про день рождения забывают только бессмертные сказочные колдуны (потому, собственно, и бессмертные, что забывают, дни рождения обижаются и перестают наступать).
Кстати, именно в тот самый день, когда мы ездили в Парк Европы, у меня окончательно и бесповоротно остановились Нинины часы. Будем считать это личным подарком Кроноса (совершенно в его духе). Так что может и правда всё - насчёт сказочных колдунов.

Но потом-то, задним числом, можно праздновать что угодно, столько раз, сколько вздумается, хоть до конца года, это сказочному колдунству не помеха, факт. Особенно когда за окном всё это душистое перебродившее липовое жасминовое лето, а завтра уезжать в другое лето, а потом возвращаться в третье (возвращаешься всегда немного не туда, откуда уехал), чтобы придумать четвёртое, пятое и шестое. И как-нибудь их себе организовать.
чингизид

ну, эта

Год начался с того, что мы пили из хрустальных черепов (ладно, вру, из стеклянных рюмок соответствующей формы, купленных на Хэловин в Тайгере просто для смеху и чтобы выращивать зелёный лук) жидкость цвета артериальной крови (Pinot Noir тринадцатого года из бывшего винного погреба бывшей румынской королевы), а потом жидкость цвета венозной крови (болгарское вишнёвое вино).

Если хотя бы отчасти верна примета, гласящая, что как встретишь год, так и проведёшь, в наступившем году я, вероятно, стану Гневным (или Милосердным, они, на самом деле, одна компания) божеством. Заранее трипищите, ужо я всех напугаю, не дожидаясь командировки в Бардо. Но потом извинюсь, расцелую в щоки и отпущу.

Ещё в новогоднюю ночь мне подарили, вернее, просто напомнили хорошо забытое старое - очень смешную штуку для любителей и знатоков старой доброй классической оперы рок-музыки. Надеюсь, на ютубе будет нормально показывать, поэтому делюсь.



Всем радости, да побольше. Пока она длится, человек не бывает ни зол, ни труслив, ни подл.
чингизид

Бах на рынке

"Запах колбасы больше никогда не будет для меня прежним", - сказала Х., и она совершенно права.
Организаторы концерта на крытом рынке Халес поступили отлично: вместо того, чтобы разогнать торговцев (которые и сами добровольно уходят в 5 пополудни), продлили работу рынка до начала концерта; собственно, даже до конца, колбасы начали паковать и увозить ближе к финалу, невольно двигаясь в ритме музыки, то есть, очень, очень торжественно. Как, видимо, и надо увозить колбасу.

Друг Р. не бросила меня в беде, в смысле, в счастье. С другом Р. у нас всегда насыщенная культурная программа, куда нас ни запусти. На этот раз культурная программа включала в себя отличный сухой яблочный сидр и козий сыр в пепле, тоже отличный. А дуэтом они были не хуже, чем перекличка органиста, усаженного посреди всей этой райской колбасы и аккордеониста, вознесшегося в крытые рыночные небеса, натурально под самый потолок.
Сыр, впрочем, закончился раньше. Такова судьба всех козьих сыров.

Под воздействием всего этого безобразия - Баха, сыра, сидра и отчаянного, как вопли утопающего запаха колбас - во мне воскрес умерший было фотограф. Оказалось, никто никуда не умирал, надо было просто немного усложнить условия игры: в одной руке камера, в другой - бутылка (сидра), носитель сознания (моего) ползает на карачках по полу, пытаясь найти интересный ракурс, не забывая при этом время от времени прикладываться к бутылке (в которой сидр). Призраки всех крепко пьющих папарацци сошли ко мне с алмазных своих небес и толкали под локоть, грамотно так толкали, чтобы камера нащёлкала такого, чего в жизни не нащёлкает ни одна мало-мальски разумная башка (даже моя).

Карочи. Мы с моим внутренним воскресшим фотографом передаём вам привет от Иоганна Себастьяна Баха, козьего сыра, нескольких тысяч невинноубиенных колбас, нескольких дюжин торговцев, нескольких сотен слушателей, органиста, аккордеониста и скрипача, которого оказывается весь вечер прятали в кустах под прилавком, а потом, когда все думали, что концерт закончен, он каааааак выскочил, и каааааааак дал!

И мы щас тоже кааааак дадим:



Collapse )

Завтра пойдём на вокзал.
чингизид

рецепт счастья

Чего мне совершенно точно не хватает, так это поводов выходить из дома в половине двенадцатого так называемой ночи, в полной темноте спускаться с холма, чтобы выпить чашку кофе или стакан сухого сидра в хорошей компании, а потом через весь Старый Город возвращаться обратно домой где-нибудь к половине второго. Лето на самом деле нужно для этого: чтобы среди ночи переться вприпрыжку по каким-то совершенно необязательным, просто приятным летним ночным делам.

(done-то оно done, только этого мало)
чингизид

Ночь, улица, фонарь, культура

Ночь Культуры мы с другом Р. провели так культурно, как ещё никогда не проводили. В смысле, встретились на ресторанном рынке, купили фиш&чипс, о которых с нежностью вспоминали почти год, и сожрали их на зелёном лугу, запивая просекко (у друга Р. в сумке ВСЕГДА есть бутылка просекко и стаканчики, я точно знаю, хотя доставала она их при мне всего раза три, но это только потому, что в остальных случаях было не нужно.
В десяти метрах от нас в это время надували малопассажирский (с корзиной на два места) воздушный шар. Шар был жёлтый с синей надписью про программу "Erasmus", так что если кому кажется, что уровень культуры у нас в крови недостаточно повышался в процессе пьянства и обжорства, обойдётесь, повышался почём зря.

Повыисв, таким образом, свой культурный уровень до немыслимых высот, мы пошли на площадь Тибета слушать гонги, которые я всегда слушаю в культурные ночи. Но на этот раз вместо полноценного концерта там устроили гонготерапию. Вокруг гонгов, блаженно жмурясь, сидели люди, впитывали звуковые вибрации и ждали просветления. Хотя какой смысл при этом сидеть на жопах, подставляя звуку только верхнюю половину тела, этого я никогда не пойму.
Чтобы не зашибить население звуковой волной, гонги звучали нежно и ласково. Это жалко, я люблю heavy metal гонг, чтобы вибрировала земля под ногами и дрожали поддерживающие небо столбы. Поэтому духовности мы впитали не очень много, сколько там минут за пятнадцать успело проникнуть в организм и лечь поверх просекко.

А потом мы развернулись и пошли в сторону Ратушной площади, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль прям на открытом воздухе шла опера "Аида", получилось очень здорово, как домашний концерт на даче, под моросящим дождём. Однако мы недрогнувшей рукой летящей походкой пересекли пространство оперной культуры и отправились пить кофе, предварительно мистическим усилием разогнав из ближайшего Кофеина (который на Вокечю) стомиллионную культурную толпу. И немедленно выпили. Кофе. Только кофе на этот раз.

Такова культурная жизнь европейских интеллектуалов. Всем пример!
чингизид

Как мы пили водку

В спейстайме нынче тема "Розыгрыш", а про водку - это мой комментарий там. Будет круто, если у вас найдётся время и пространство желание рассказать свои истории, а то что-то маловато их в этом выпуске. Хотя тема, по идее, располагает.

В прошлом выпуске про соседей было несколько потрясающих историй в комментариях. Особенно про Гришу Котовского в шляпе а ля Макс Линдер. И ещё много всего. Сами читайте, короче. У меня тогда от восторга совершенно вылетело из головы, что надо ссылку дать, но лучше поздно, чем никогда.
няпиздинг Алистер

йолки

Теперь у нас тут царство Хель. Вероятно, все мы, виленские жители, давным-давно умерли, причём без оружия в руках. Стыдно-то как. Никому не говорите.

Ярмарку на Кафедральной площади разобрали. Вчера ещё была, сверкала огнями и булькала напитками, а нынче уже нет. Совершенно зря, по-моему, в прежние годы ярмарка отлично стояла до конца школьных каникул. И мне ещё двух глинтвейнов до годовой нормы не хватает. А тот, что нынче наливают на Ратушной - безалкогольный компот с кучей пряностей. Вкусно, но несерьёзно.
Варить его что ли теперь? Вот этими вот руками? Вот прям в кастрюле? На плите?!
Ну уж нет. Ледяной ад ледяным адом, но некоторые ужосы не должны твориться со мной даже там. В смысле, тут.

Йолка на Кафедральной площади, впрочем, пока стоит. И это утешает меня посреди внезапно воцарившегося вокруг белого безмолвия.

И кстати о йолках. В прошлом году мы зачем-то соорудили букет из коротких еловых веток, воткнули его в маленькую вазу, увесили специальными шоколадными конфетами в виде игрушек и поставили на кухонную полку под самым потолком. В таком специальном удачном месте, куда не падает обычно взор человека, посещающего кухню с целью сварить кофе и достать из холодильника очередную тонну кошачьей еды.
Но сегодня очи мои, будучи возведены к небу (с воспитательной укоризненной целью) обнаружили эту, с позволения сказать, йолку под потолком. Прошлогоднюю йолку, подумать только, у нас всё совершенно как у нормальных людей! Все поколения моих предков ликуют сейчас в царстве Хель на небесах.
Теперь у нас есть всего три дня на то, чтобы выбросить йолку. Время пошло.
чингизид

мне в гроб принесли ноутбук!

У нас ветрено и очень, очень тепло, как на самом деле и положено в декабре; на Кафедральной площади йолка с окнами и балконами - кальсоны! почему никто до сих пор не развесил на балконах доисторические небесно-голубые кальсоны, детские носочки и бледные кружевные трусы пятьдесят шестого размера? неужели никому кроме меня не очевидно, как их там не хватает? эх вы.

Там же, на Кафедральной площади, жалобные будки из белого пластика прикидываются ярмарочными палатками, зато наконец-то там стали продавать настоящий глинтвейн, в смысле, горячее вино, а не безалкогольную имитацию священного напитка. Мне это важно, я - тяжёлый, стойкий алкаш, у меня норма - дюжина глинтвейнов в год, дома варить их лень, а даже если сварю, потом забываю выпить, поэтому на ярмарки вся надежда.
И вот пока всё это прекрасное - по-весеннему тёплая зимняя тьма, праздничные огни, отражающиеся в лужах, хвойный дух, винный пар - живёт, клокочет, плещется через край не котла, конечно, а неглубокого блюдца, в котором у нас по традиции принято подавать Рождество, я лежу на одре с температурой под 40; вчера было всего под 39, и это не помешало мне отлично погулять (я придурок, но меня извиняет день рождения близкого друга, с которым не виделись месяц). А вот сегодня я и до уборной дойти могу только на четвереньках - это гипотеза, на самом деле, я не знаю; счастье, что вымышленные существа вроде меня срут только смеху ради, а так-то вполне могут обойтись без этой ерунды.

На всякий случай, вот вам моё последнее слово, люди земли: вы никогда мне особо не нравились, но мне с детства хочется взять вас на ручки, погладить по голове и выдать конфету "белочка" - просто для профилактики.
Пока не получилось. Но эта ничаво. Есть у меня подозрение, что я таки воскресну. И ой что будет.
чингизид

Будни великого человека

За окном грохочет гроза, ночное небо ежеминутно голубеет от молний, я методично вскрываю чайной ложкой бутылку сидра. Примерно так я и представляю себе идеальный досуг.

УПД
Только что мне удалось открыть бутылку сидра чайной ложкой. Круче меня в этом мире нет никого. Трипищити.
няпиздинг Алистер

Нида

Хочется написать (и это тоже будет чистая правда), что в Ниде по-прежнему стоит рождественская йолка, и вот прямо сейчас на ней мигают разноцветные шары электрогирлянды; ещё здесь дует комариный ветер (это когда над камышами собирается облако комаров, ветер подхватывает их и несёт куда-то, вероятно, в надежде уронить на Гингему и раздавить её насмерть, комаров, надо сказать, столько, что это не совсем бессмысленная попытка, пусть попробует, а вдруг.
Хочется ещё глумиться по поводу гостиницы, доставшейся мне больше, чем с половинной скидкой - ясно, почему, в номере скандальным образом порваны обои, здоровенный кусок, прямо над телевизором. Но мне это только на руку, рваные обои отвлекают внимание от телевизора, гаже предмета и не придумаешь, всякий раз, когда вижу его в гостиничном номере, хочется закатить скандал: "За кого вы меня принимаете?!" Но я, конечно, всякий раз вспоминаю, что телевизор - это просто такая норма, никто никого ни за кого не принимает, йолки, просто телевизор положен всякому живому условно цивилизованному существу, как, например, унитаз. Кстати, жаль, что нельзя заказать второй унитаз вместо телевизора, водрузить в центре гостиничного номера, это зрелище умиротворяет даже больше, чем дырка в обоях, но ладно, пусть будет дырка в обоях, чего это я носом кручу.

Но все вышенаписанное можно теперь с чистым сердцем зачеркнуть и забыть, даже йолку (хотя она вот прямо тут мигает огнями, у меня под носом, поди её забудь). Зачеркнуть и забыть, повторяю, потому что тут воздух с залива пахнет потерянным раем, не общественным дантовым, а лично моим; наверное, если я буду вести себя хорошо, мне позволят в следующей жизни родиться простым куршским рыбаком, который однажды, опьянев не от водки, а от невыносимой гармонии мира, от этой сливочно-белой воды, от хвойного бархата, от чаячьих криков, возьмёт топор и отрубит собственную тень, чтобы была свободна от повинности таскаться за своим владельцем, и это будет мой вклад в борьбу за свободу - в будущей жизни, в немыслимом этом балтийском раю.

А пока я тут просто сидр пью. И без топора. Prost.