Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

чингизид

Ни дня без Греттира

XXX

Торбьёрном звали человека, жившего на Тороддовом Дворе у Хрутова Фьорда. Он был сыном Арнора Волосатый Нос, сына Тородда, который занял Хрутов Фьорд по тому берегу до места, что напротив Бугра. Торбьёрн был силен, как никто. Его прозвали Бычья Сила. Брата его звали Тородд, по прозванию Обрывок Драпы. Матерью их была Герд, дочь Бёдвара с Бёдваровых Холмов. Торбьёрн был большой рубака и держал у себя много народа. Про него говорили, что у него никто не хочет работать, так как он почти никому не платит. Его не считали покладистым человеком.

Был у него родич по имени Торбьёрн, по прозванию Путешественник. Он был мореходом, и тезки были товарищами в торговом деле. Торбьёрн Путешественник постоянно жил на Тороддовом Дворе, и находили, что он не меняет к лучшему Торбьёрнова нрава. Он был зол на язык и любил насмехаться над людьми.

Жил человек по имени Торир, сын Торкеля со Столовой Косы. Торир сперва жил на Каменниках, у Хрутова Фьорда. Его дочерью была Хельга, на которой женился Хельги Надувала, Но после битвы на Красивом Склоне Торир перебрался на юг, в Соколиную Долину, и стал жить в Ущелье, землю же на Каменниках продал Торхаллю из Виноградной Страны, сыну Гамли. У того был сын Гамли, женившийся на Раннвейг, дочери Асмунда Седоволосого, сестре Греттира. В то время они жили на Каменниках, в добром согласии. У Торира из Ущелья было двое сыновей. Одного звали Гуннар, другого — Торгейр. Оба подавали большие надежды, и отец к тому времени уже передал им хозяйство. Жили они, однако, все больше у Торбьёрна Бычья Сила и набрались там нахальства.

В то лето, о котором идет речь, Кормак и Торгильс и родич их Нарви поехали по своим делам на юг, в Долину Северной Реки. Одд Нищий Скальд тоже поехал с ними. Он уже оправился от увечья, которое получил во время боя коней. И пока они находились к югу от пустоши, Греттир выехал со Скалы, и с ним двое работников Атли. У Чуланной Горы они переправились через реку и оттуда держали путь через гряду к Хрутову Фьорду и под вечер добрались до Каменников. Там они пробыли три ночи. Раннвейг и Гамли радушно приняли Греттира и предложили ему еще погостить, но он хотел ехать домой. Тут Греттир и узнал, что Кормак со своими возвращается с юга и ночевал в Междуречье. Греттир живо собрался из Каменников. Гамли просил его быть осторожным и предложил в помощь людей. У Гамли был брат Грим, удалец, каких мало. Он отправился с Греттиром, и с ним еще один человек. Всего их было пятеро. Ехали они так до Гребня Хрутова Фьорда, западнее Чуланной Горы. Там лежит большой камень, что зовется Греттиров Подым. Он большую часть дня занимался тем, что подымал этот камень и коротал так время, пока не показался Кормак со своими людьми. Греттир направился им навстречу, и те и другие соскочили с коней. Греттир сказал, что свободным людям приличнее будет испытать силу оружия, а не драться палками, подобно бродягам. Кормак призвал своих держаться мужественно и показать, чего они стоят. Затем они бросились друг на друга и стали биться. Греттир был впереди своих людей и просил их смотреть, чтобы на него не напали со спины. Так они некоторое время сражались, и с обеих сторон уже были раненые.

Торбьёрн Бычья Сила ездил в тот день через гряду к Чуланной Горе, и на возвратном пути увидел это сражение. С ним в то время были Торбьёрн Путешественник и Гуннар с Торгейром, сыновья Торира, и Тородд Обрывок Драпы. Когда они подъехали, Торбьёрн велел своим людям разнять сражающихся. Но те были в таком исступлении, что с ними ничего нельзя было поделать. Греттир расчищал себе дорогу мечом. Оказались у него на пути сыновья Торира, но оба упали, так он их оттолкнул. Они пришли в ярость, и Гуннар даже зарубил работника Атли. Торбьёрн увидал это и просит их разойтись, говоря, что станет на сторону тех, кто захочет внять его словам. К тому времени пали двое работников Кормака. Тут Греттир видит, что мало будет хорошего, если Торбьёрн примкнет к его противникам. И он прекращает сражение. Все они были ранены, те, кто участвовал в сражении. Греттир очень досадовал на то, что им пришлось разойтись. Поехали они по домам, не заключив никакой мировой.

Торбьёрн Путешественник очень потешался над этим случаем. С того и начались нелады между людьми из Скалы и Торбьёрном Бычья Сила, а там дошло и до настоящей вражды, как это вышло потом наружу. Атли не предложили никакой виры за работника, но он не подал виду, что знает об этом. Греттир оставался в Скале до самого двойного месяца. Не рассказывается, что у них с Кормаком были еще встречи.
зы дом

В этом городе



В этом городе любое путешествие - шаманское, даже в булочную за хлебом (особенно, если "булочная" - одна из моих любимых пекарен, они все в таких интересных местах). Карочи, вышел из дома - всё, попал.

/Я даже не то чтобы шучу, у нас тут слой реальности тонкий, как в каких-нибудь индиях, ну или ладно, не в индиях, а в лесах под Твин Пикс где живёт мало людей (строго говоря, отчасти именно по этой причине). Только в лесах чуждые (современному) человеку низшие духи привольно скачут, а у нас, городских, даже с изнанки культурный слой./

Щас возьму бубен авоську и опять туда пойду :)
чингизид

Страшная хэловинская история

Я живу в странном месте; это для меня своего рода хобби - время от времени жить в странных местах.

Проще всего (технически) реализовать потребность время от времени жить в странном месте - ездить в город Прагу, предварительно бронируя недорогие апартаменты в самом центре города. Оба условия обязательны: недорогими апартаменты (не хостел, отдельная квартира) в центре могут быть только в силу разного рода странностей, которые нравятся далеко не всем.

И вот прямо сейчас я живу практически во дворце - так может показаться, пока поднимаешься по роскошным лестницам с роскошным же видом на умопомрачительный внутренний двор.
За это в спальне стены цвета не то что бешеной, а умирающей от бешенства с пеной на устах фуксии, в кухне (объединённой со спальней) живёт самовыкопавшийся труп красной кофейной машины, место для курения (очень комфортное, со стульями и столом) оборудовано прямо у входа в салон аюрведического массажа и обильно украшено плакатами, прославляющими аюрведу; не то чтобы мне это мешало, но очень смешно. Ранним утром (в районе полудня) меня будят звуки бубна и приятные для слуха завывания повышенной степени духовности, похоже в ходе массажа из клиентов заодно изгоняют демонов. Ну, чтобы два раза не вставать.

И самое главное: холодильник.
Штука в том, что холодильник мне как бы положен согласно заключенному с арендодателем контракту. И он, холодильник, в доме есть. Просто не в моей квартире, а в соседней. Так получилось. Думаю, это как-то связано с высокой духовностью творящегося вокруг бытия. От духовности вечно такие проблемы: кофеварка-зомби воскресает шо твой Лазарь, а холодильнику страшно, и он уходит из дома пожить к друзьям.
Короче. Холодильник живёт отдельно. В связи с чем мне выдали дополнительный ключ от квартиры, где живёт холодильник. Я могу ходить к нему в гости и складывать в него свою еду.

Не то чтобы у меня так много еды, что без холодильника не обойтись. Её мало. Примерно столько, сколько помещается в рот, плюс тортик. В смысле, торт-медовик в коробке. Это моя вечная проблема: когда я вижу торт-медовик, я его очень хочу. А откусив кусочек, уже не очень. Отковыряв вилкой второй кусочек, из чувства долга, я начинаю понимать, что не то чтобы по-настоящему ненавижу сладкое, но к тому идёт.

В общем, вчера ночью мне стало понятно, что мы с тортиком не подходим друг другу. Он хороший, ни в чём не виноват, дело, конечно, во мне. А тортик ещё вполне может обрести своё счастье, если мы расстанемся вот прямо сейчас, и я поставлю его в холодильник. По крайней мере, он не скиснет к утру, для тортика это очень неплохо. Потому что по утрам в жизни тортиков обычно появляются люди, готовые их съесть.

И вот картина, достойная хэловинской ночи: тьма сгустилась над городом и нашим отдельно взятым дворцом. По темным-тёмным переходам, среди смутно белеющих колонн, крадётся существо в чёрном. Это страшное-страшное существо достаёт из кармана ключ, открывает чужую квартиру, на цыпочках прокрадывается в кухню, леденящим шёпотом бормочет: "Твою мать, твою мать, твою мать..." - превентивно, чтобы не споткнуться. И, распахнув холодильник чёрной-чёрной рукой, решительно запихивает туда коробку с тортиком. На этом месте можно начинать кричать.
чингизид

А у нас вона чо!



Буквально только что выложили шестые сказки в электромагазине, с Реццыной обложкой. В отличие от бумажной книги, они с картинками. В смысле, с фотографиями. Моими, есличо.
чингизид

Съесть, испугаться или размножиться

Возвращение Чашки Фрая - в двух частях.

Начало

Окончание

Я хочу писать этим чувакам (которые там разговаривают) длинные фанатские письма. Да гордость не велит. Так, чего доброго, и не познакомимся никогда.
Клаусу не нравиццо

производит существенное впечатление абсолютно бесплатно для Вас

Пришло письмо - не то чтобы совсем левый спам, а на моё имя:

Здравствуйте!
Меня зовут Ирина Кучеренко, я — редактор нового издательства «Другое решение».
Предлагаем Вам издать Ваше литературное творчество в форме книги, чтобы передать мысли и идеи другим. Профессионально опубликованная книга высокого качества является эстетической ценностью и производит существенное впечатление. Издание Вашей книги абсолютно бесплатно для Вас!
В случае, если наше предложение Вас заинтересовало, сообщите нам, и мы с удовольствием отправим Вам дополнительную информацию о процессе издания книги и дальнейшей публикации.


В детстве моё воображение поразила доска позора, или как она там называлась, в Одессе на улице Пушкинской возле Центрального Универмага - там натурально висели карикатуры на районных пьяниц и дебоширов, как в журнале "Крокодил", большие, как киноафиши, и фамилии крупными буквами, видно издалека.
Пора такую заводить для особо эффективных менеджеров младшего звена, регулярно производящих на меня существенное впечатление по переписке. Но мне некогда редактора Ирину Кучеренко с красным носом и голой жопой рисовать, поэтому просто дайте волю воображению, а я пока по делам схожу.
чингизид

Вчера в кофеине на Гедимино (возле Лукишской площади)



Номер телефона замазан мной, а так-то он там есть - местный. Не знаю, настоящий ли, чего Барбаре без дела звонить.

Вот всё-таки умеют некоторые говорить "спасибо" так, чтобы адресат услышал и получил вместе с этим "спасибо" дополнительный источник силы длительного действия. Меня очень круто вштырило, если что.
чингизид

(no subject)

Хороший, нежаркий летний вечер после тёплого летнего дня. +23 сменились на +18, в небе совершенно августовские зарницы, грохочет гром, только что прошёл небольшой дождь. Суровый южный город Вильнюс, 2 апреля семнадцатого года; интересно, по какому поводу в Небесной Канцелярии загул?