Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Ктулху

Kronos Diet

У меня непростые отношения с временем, поэтому часы на мне живут недолго и умирают молодыми. Сравнительно долго жили только одни, да и те были такой интересной конфигурации: циферблат был закрыт металлической пластиной с прорезью, через эту прорезь были чуть-чуть видны фрагменты стрелок, и по расположению фрагментов можно было примерно предположить, который час.

Совсем недавно, в мае, в Вильнюс приезжала Нина и подарила мне часы, у которых виден механизм, все внутренние колёсики и стрелки дёргаются и вертятся у тебя на глазах, совершенно завораживающее зрелище, невозможно глаза отвести. В общем, Нина мне эти часы подарила, невзирая на мои предостережения. С тех пор прошло примерно недели две, и вот нам результат, который даже меня удивил, потому что так не бывает, так просто не может быть, но оно есть так:



Идти часы при этом продолжают; вполне возможно, необъяснимая мутация - это их шанс.

В ожидании автобуса, который увезёт меня с дачи (был, был автобус, и совсем не обязательно добавлять, что кроме автобуса был ещё и самолёт) мне пришло в голову купить пакетик изюма-орешков, чтобы не заскучать в небесах по простой и понятной органической жизни. Уже потом, задним числом, когда орешки были наполовину съедены, до меня дошло, что на пакете написано "Кронос". В смысле, "Kronos". И даже, будем честны, "Kronos Diet". Небеса меня троллят. И, в общем, правильно делают, а как ещё меня применять.
няпиздинг Алистер

Каждый человек приёмник

Каждый человек звезда художник приёмник. Типа радиоприёмника на батарейках. С диапазоном - как повезёт.
Кроме того, каждый человек - передатчик (разного рода сигналов); ну, это понятно и так.

В детстве мы все более-менее исправные приёмники; ясно что с изначально разными параметрами - чувствительностью, избирательностью, широтой диапазона. Но в целом эта функция более-менее работает у всех.
Взрослые люди обычно очень говённые приёмники, со сбитыми настройками, часто с подсевшими аккумуляторами. Но приёмники всё равно, как минимум, потенциально. И когда человек не работает как приёмник (работает слишком мало, не осознаёт эту работу), его терзает голод, который если даже (редко, очень редко!) осознают, интерпретируют как голод по чему-нибудь другому. Например, по (чота ржу) Великой Любви. Но, в общем, бывают разные варианты.

Из вышесказанного много чего следует. Да практически всё. Я имею в виду, что пытаться объяснить себе феномен бытия, игнорируя эту техническую подробность, занятие вполне бессмысленное. На каком-то этапе придётся начинать выдумывать и врать (себе, в первую очередь), чтобы закрыть зияющие адовы врата некоторые лакуны.

Взять хотя бы это ваше пресловутое воспитание. Главная фишка не в том, что родители делали правильно, где ошибались, кого куда в какое место недолюбили и сколько нанесли так называемых трамв. А в том, что они излучали. Я хочу сказать, рядом со счастливыми балбесами, полными энтузиазма и любви к жизни, сколько бы педагогических ошибок они ни совершали, с большой вероятностью вырастет человек, который это умеет по умолчанию - радость, энтузиазм и любовь к жизни, я имею в виду. Исключения бывают, но редко, когда настройки очень уж сильно сбиты, и встроенный приёмник искажает поступающий сигнал до полной неузнаваемости. Зато иногда сбитые настройки спасают от повинности научиться быть злым унылым робким говном. Ещё спасает повышенная чувствительность, когда человек принимает сигналы не только от ближнего, но и от дальнего мира. В дальнем мире всегда чего-нибудь интересного можно нарыть.
/Травмы кстати тем бывают хороши и полезны, что часто повышают чувствительность. Не желая ловить исключительно сигналы мучителей, человек начинает (обычно неосознанно) перестраивать своё принимающее устройство, повышать восприимчивость, поворачивать его в разные стороны - где бы ещё чего взять? Иногда получается, и это очень круто, потому что сигналы из, условно говоря, космоса (или Нижнего мира, это уж кому как повезёт) - самое крутое, что мы можем получить./

Созревая, человек неизбежно тупеет. В смысле, как приёмник тупеет, утрачивает чувствительность и подсаживает аккумуляторы. Это поправимо, если специально над этим работать подходящим вам способом или просто регулярно получать хорошие годные рабочие травмы, предварительно уродившись очень живучим, хо-хо. И конечно быть приёмником полностью никто не перестаёт. Хоть какие-то сигналы (отличные от физического и словесного воздействия) да ловит. Это важно о себе знать.

Это было, можно сказать, предисловие, практически безобидное бла-бла-бла. Сейчас пойду по всяким делам, посмотрю, не свалится ли мне на голову пара-тройка новеньких кирпичей, не сломается ли компьютер, не отключат ли электричество нараёне, всё вот это вот. И если уважаемая Вселенная не даст мне внятных указаний заткнуться, продолжу. Мне давно было интересно на эту тему поговорить (с собой, но у меня мыслительный процесс имеет форму диалога, поэтому мне, чтобы понять, что я имею в виду, проще всего записать, а потом прочитать; сесть и обдумать - совсем не то).
чингизид

мне в гроб принесли ноутбук!

У нас ветрено и очень, очень тепло, как на самом деле и положено в декабре; на Кафедральной площади йолка с окнами и балконами - кальсоны! почему никто до сих пор не развесил на балконах доисторические небесно-голубые кальсоны, детские носочки и бледные кружевные трусы пятьдесят шестого размера? неужели никому кроме меня не очевидно, как их там не хватает? эх вы.

Там же, на Кафедральной площади, жалобные будки из белого пластика прикидываются ярмарочными палатками, зато наконец-то там стали продавать настоящий глинтвейн, в смысле, горячее вино, а не безалкогольную имитацию священного напитка. Мне это важно, я - тяжёлый, стойкий алкаш, у меня норма - дюжина глинтвейнов в год, дома варить их лень, а даже если сварю, потом забываю выпить, поэтому на ярмарки вся надежда.
И вот пока всё это прекрасное - по-весеннему тёплая зимняя тьма, праздничные огни, отражающиеся в лужах, хвойный дух, винный пар - живёт, клокочет, плещется через край не котла, конечно, а неглубокого блюдца, в котором у нас по традиции принято подавать Рождество, я лежу на одре с температурой под 40; вчера было всего под 39, и это не помешало мне отлично погулять (я придурок, но меня извиняет день рождения близкого друга, с которым не виделись месяц). А вот сегодня я и до уборной дойти могу только на четвереньках - это гипотеза, на самом деле, я не знаю; счастье, что вымышленные существа вроде меня срут только смеху ради, а так-то вполне могут обойтись без этой ерунды.

На всякий случай, вот вам моё последнее слово, люди земли: вы никогда мне особо не нравились, но мне с детства хочется взять вас на ручки, погладить по голове и выдать конфету "белочка" - просто для профилактики.
Пока не получилось. Но эта ничаво. Есть у меня подозрение, что я таки воскресну. И ой что будет.
Ктулху

Нения

Список безмозглых косоруких дебилов, способных утопить телефон в унитазе, пополнился ещё одним именем. Моим.

Хороший был телефон, почти новый. Куплен в 2007, если не ошибаюсь, году. Было очень приятно доставать его в присутствии посторонних; кто знает толк в подлинном высокомерии, меня поймёт.

Уже три часа уговариваю себя поехать купить новый. Ненавижу покупать гаджеты, а потом тратить на их освоение драгоценное время, иногда целых 15 минут, которые можно было бы провести с умом и пользой, тупо пялясь в звёздное небо над головой. Ну или в стенку. Какая разница, лишь бы на том экране показывали мой богатый внутренний мир.

Однако придётся.

_________________________

Специальное оптимистическое послание обладателям моего номера: спокойствие, только спокойствие, симка вынырнула и дышит.
чингизид

но какой прекрасный ябрь!

В октябре было три морозных дня, их хватило, чтобы умерло всё живое, кроме травы. Потом вернулось тепло, и теперь мир вокруг выглядит очень странно: по-зимнему голые деревья, зелёная весенняя трава, пахнет попеременно то грибами, то весенним ветром, по ночам порой проползают деликатные туманы, и в сумме это похоже на самый прекрасный постапокалипсис всех времён, как будто взорвали бомбу, уничтожающую причинно-следственные связи, а всё остальное осталось как было.
То-то так пахнет весной: это новые молодые причинно-следственные связи лезут из земли вместе с травой.

+++

Мы же вторую неделю занимаемся переездом, и всё, чего мне сейчас хочется - чтобы материя изменила свои свойства НИМЕДЛИНА. Бо задрала.

+++

Тем не менее, вчера с другом А. ходили на воинское кладбище, иначе никак нельзя. Там, как всегда в День Всех Святых встретились тьма и свет, нам это надо.
Кроме нас на кладбище пришло НЛО. Вернее, прилетело, мигая зелёными и красными огоньками. Мы стояли, задрав головы и распахнув рты, пялились на него, как дети. И сперва шутили, что наверное на воинском кладбище хоронят погибших при неудачных посадках инопланетян. Потом говорили друг другу, что конечно же, это квадрокоптер с камерой, владелец которого снимает сверху кладбищенские огни, мы понимаем. Потом снова ржали про инопланетян - типа когда они уже спустятся на землю и понесут на могилки своих братьев лампадки, мы хотим это видеть!
Квадрокоптер, тем временем, стал подниматься всё выше и выше, потом он скрылся в облаках и исчез навек, а мы остались стоять с открытыми ртами.
И до сих пор, в каком-то смысле, так и стоим.

+++

Котёнок Котовская, меж тем, лежит на двух стульях сразу, вернее, висит меж ними как толстый меховой мост.
чингизид

Вопрос к знатокам, технический

Вопрос такой. Если у меня макбук (air, хотя вряд ли это важно) и старый принтеро-сканер Canon, существует ли хотя бы теоретическая возможность их подружить? Если да, буду искать специалиста, если нет, то и заморачиваться не стану.

Заранее огромное спасибо!

UPD
Спасибо, разобрались. В прнципе можно, значит есть смысл искать, кто это сделает.
чингизид

про жизнь

Говорили сегодня о вот какой штуке.
Люди (в целом, большинство) крайне редко, очень эпизодически осознают, что живы.
И даже понятно, почему. Защитный механизм психики не дает условно нормальному человеку задумываться о смерти. Все как бы знают (теоретически), что смертны, но без глубокого осмысления, на поверхности - ну, пока могут себе позволить. То есть, пока совсем близко не подойдет.
На первый взгляд, очень милосердный механизм.

Но у этой защиты есть обратная сторона: острое ощущение жизни тоже гасится. Тоже становится поверхностным теоретическим знанием - ну жив я, ачотакова, все живы, хочешь жить, умей вертеться, не полижешь - не укусишь etc.
И вот это, конечно, полный крах божественного замысла на отдельно взятом участке. Временный (надеюсь я). А все равно как-то некузяво.

Пока разговаривали, пришли в один из настоящих, раньшенных, до-гламурных ужупских дворов на Полоцко, где стоит двухэтажный барак, поделенный на дровяные сараи - двери-двери-двери. Кто-то раскрасил добрую пару дюжин этих дверей. Все двери первого этажа выкрашены в зеленый цвет, на них нарисованы цветы и коты. На втором этаже двери голубые, на них - облака, птицы и самолеты.
Вот чтобы совершать такие прекрасные непрактичные поступки, нужно очень остро ощущать себя живым. Других резонов в поте лица красить двери чужих сараев, пожалуй, не сыщешь.

Вот, кстати, именно поэтому маленький, провинциальный, несмотря на свой столичный статус, Вильнюс, проросший сквозь лес, с огородами в центре Старого города, с качелями, развешанными неизвестными доброжелателями в самых неожиданных местах, с раскрашенными дверями дровяных сараев, запахом несуществующего моря, закутанными в шарфы деревьями и трогательными записками на стенах домов, он весь - про жизнь.

Иногда даже немного слишком про жизнь. Так что почти невыносимо. Но в таком деле всегда лучше перегнуть палку.
чингизид

давно собираюсь рассказать

Несколько раз в день я получаю прекрасную возможность ощутить себя волшебником. Но очень хреновым.

Лампа на первом этаже нашего подъезда, как и почти везде, включается от фотоэлемента. Вы входите, вас засекают, свет загорается.
Однако фотоэлемент на первом этаже нашего подъезда настроен на баскетбольный рост, или около того. На обычного человека среднего роста он не реагирует. Поэтому, входя в подъезд, следует воздеть правую руку и сказать заклинание (можно не говорить, но с заклинанием смешнее). И свет, покорный воле чародея, вспыхивает всеми своими невеликими экономичными ваттами. Или вольтами? Вечно их путаю.

Но фишка в том, что фотоэлемент настроен не только слишком высоко, но и как-то косо. Поэтому с первого раза свет загорается крайне редко. Обычно руку приходится воздевать раза три. А то и все четыре. Теперь понятно, почему с заклинанием смешнее?
Это, конечно, учит смирению.

P.S.
При попытке устного пересказа этой истории другу С. имел место следующий прекрасный диалог:
*Внезапно забыв слово "фотоэлемент"*
- Ну вот как эта штука называется? Которая видит тебя и включает свет?
- Фонарщик?
шляпа

два золота

"Пока все не съешь, не пойдешь на кладбище" - это, конечно, был лозунг первой половины дня. Вчерашнего. Пока я пишу, он станет позавчерашним, но какая разница.

Важно, что мы все съели и пошли на Бернардинское кладбище (что у Полоцкого тракта, у Жвировой горы), а пока мы шли, солнце пересмотрело свои планы на день и явило себя во всей красе. Нам и вообще всем.

По Бернардинскому кладбищу бродили люди с фотоаппаратами и снимали, снимали. Возможно, среди них были покойники, воскресшие от изумления перед ослепительной красотой момента, когда два золота - земное и небесное - встретились и решили сиять вместе. Какое-то время - полчаса, до заката, до завтра, всегда.
Кто ж наперед загадывает.

Мы тоже были люди с фотоаппаратами. За тем, собственно, и шли. И пришли. И нащелкали.

Было примерно так Collapse )

(все золото - тут)
чингизид

Записки из Гокарны

Совершенно не хочется превращать в текст все, что здесь есть и происходит - живет, шумит, движется, дышит, подставьте глаголы по вкусу.
В других местах реальность часто ощутимо хочет стать текстом, ей это зачем-то нужно. Зачем - могу лишь догадываться. Укрепиться, доовеществиться, досбыться, или, напротив, стать менее определенной, укутаться туманом, пойти рябью, перемениться - все возможно, когда становишься текстом, который сам же и создал (создали из тебя).
Короче. Все это очень сложно, мало кому интересно и не менее зыбко, чем волны, на которых качаюсь я - не вот прямо сейчас, кто ж с ноутбуком в море лезет - но почти все остальное время.
Важно, что реальность обычно хочет стать текстом. А местная совершенно не хочет. То есть, не яростно сопротивляется, просто ей все равно (но с дополнительным смысловым оттенком "лучше бы все-таки не надо").
Ну и не буду поэтому писать почти ничего, кроме некоторых эпизодов, которые точно можно. Потому что действующим лицам просто все равно. Без дополнительных оттенков.

***

Например, внезапно обнаруженная в зарослях ветхая табличка: "дорога к храму". Если послушаться и пойти в указанном направлении, там действительно обнаруживается храм. Маленький такой. Новехонький (или просто недавно покрашенный, то есть, раскрашенный; короче, эту... эээ... хохлому, конечно, надо видеть).

А по дороге к храму растет дерево. Такое... Такое! Его ствол начинается как два ствола. Потом, на высоте примерно полметра, ствол становится единым. И еще сколько-то (буквально пару десятков сантиметров) спустя, ствол снова раздваивается, теперь уж - навек, то есть, до самой кроны, которая высоко-высоко.
Наш чувак. Никак нельзя было не обняться.
Обняв дерево, стою так долго-долго, целую минуту (для меня это долго, у меня шиловжопе). И слышу, как летающая вокруг дерева муха жужжит: "ааааууумммм, аааааааууууууумммммм", - то есть, великой мантрой Ом она жужжит, причем с той же интонацией, как в храмах ее читают.
Мы с деревом стоим, а она жужжит.
Завтра еще пойду.

***

Индийцы довольно часто просят туристов с камерами их сфотографировать. Спрашиваешь - у вас есть e-mail? Куда прислать фото? Смущаются, мотают головами. Нету никакого емейла, некуда карточки слать.
Зачем, в таком случае, им фотографироваться? Какой в этом смысл?
Хотят ощутить, что чувствуют люди, когда их фотографируют? Тяготятся обилием души своей и надеются, что фотоаппарат похитит таки ее часть? Желают навсегда остаться на память в архивах как можно большего числа людей и таким образом избежать забвения? Или ждут, когда вылетит птичка? Или что?!

***

К большинству всяких экзотических, в принципе, вещей как-то сразу привыкаешь. Вот только сейчас дошло, что сообщить: "В доме с утра грохот, потому что по крыше скачут чернолицые обезьяны", - это как бы круто. Но весь прочий организм считает, что все нормально. Ну, обезьяны. Ну, скачут. Ну, по крыше. Ну, шум от них. Разбудили нынче ни свет ни заря, как всегда. Обычное дело.
И ведь не дошло бы, если бы обезьяны не стали вдруг громко кричать: У-У-У-У-У-У-У-У-У!
Раньше молчали. Видимо, до сих пор все было в порядке.

Зато котики!
Про котиков хочется писать все время. Хотя, вроде бы, чего про них писать. Ну, котики. Живут при кафе. Тощие, как старые йоги. Лица как у мультяшных восточных принцесс, раскосые глаза на три четверти лица. Голоса громкие и довольно противные, и какое, честно говоря, счастье, что кафе далеко от моего дома.
Но котики же! В Индии - и вдруг котики. Кажется ошеломительной новостью.

***

Число стран,из которых я фром, стремительно растет. Альган, Шантамонт, Эльройн-Макт, Халндойн , даже Анагана, хотя вот это уж совсем наглая ложь.
"Это, знаете ли, маленькая, но прекрасная страна между Данией и Испанией", - авторитетно говорю я, обрекая особо продвинутую местную молодежь на бессмысленное копошение в интернете.
Или осмысленное? Кто знает, дорогой Ватсон. Кто знает.