Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Клаусу не нравиццо

Вопрос

Такой технический вопрос.
Сегодня пришла целая куча одинаковых комментариев к разным (хронологически последним) записям от /censored/ робота promo_top: "Поздравляем! Ваш пост попал в рейтинг топ-50 Beonlive.ru категории Общество среди постов Живого Журнала!"
Я эти комментарии оставляю скрытыми, поскольку идея участия в каких бы то ни было /censored/ рейтингах вызывает у меня иррациональное (на самом деле, только кажущееся иррациональным) чувство брезгливости. Мне /censored/ /censored/ /censored/ чрезвычайно неприятно насильственное включение в эту /censored/ /censored/ /censored/ суету. Однако от факта сокрытия комментариев /censored/ робота мои записи из /censored/ рейтингов никуда не денутся. Надо эту /censored/ /censored/ проблему какими-то действиями решать.

До сих пор такой проблемы у меня не было. Я отказываюсь от /censored/ кириллических услуг (убрав соответствующую галочку в настройках), это автоматически исключает мои записи из всевозможных /censored/ /censored/ рейтингов и /censored/ /censored/ /censored/ топов. И всем (ну, мне, в первую очередь, но только это и важно) хорошо.

Вероятно каким-то образом изменились /censored/ /censored/ /censored/ /censored/ правила и т.п. Если кто-нибудь знает, где нужно поставить/убрать /censored/ галочку, или кому написать письмо, чтобы мои записи снова исчезли из этих их /censored/ /censored/ /censored/ /censored/ рейтингов, подскажите, пожалуйста. Благодарности моей не будет границ.

/censored/ /censored/ /censored/ /censored/ /censored/ /censored/ /censored/ /censored/
чингизид

Новейшие шаманские технологиии

- Все прогнозы погоды обещали грозу. И где она, эта гроза?
- Видимо, пока наши местные духи погоды расслабляются на какой-нибудь лужайке, обложившись корзинами для пикников, кто-то из ближайших соседей, например, белорусские заклинатели дождя переманили к себе нашу грозу, посулив ей... что там такого хорошего есть в Белоруссии? А, вроде бельё оттуда все везут. Ну вот, белорусы переманили нашу грозу, посулив ей целый воз кружевных трусов.
- На самом деле, белорусское бельё покупать не надо. Там ужасная фурнитура. Ткань хорошая, а фурнитура никуда не годится. И ещё синтетические кружева в сочетании с хлопком...
Вдалеке раздаётся грохот. На землю падают первые тяжёлые капли; несколько минут спустя, начинается сильный дождь, организованный столь поспешно, что даже солнце тучами закрыть не успели, и оно продолжает ослепительно сиять. Грохот раздаётся снова, теперь уже прямо над нашими головами.
- Вы вообще понимаете, что вы сделали?
- Что?
- Вы вернули обратно нашу грозу. Как только гроза узнала про ужасную фурнитуру и синтетические кружева, она гневно швырнула белорусские трусы в лицо заказчикам и вернулась домой.

Вот так теперь следует договариваться с погодой. А не в бубны консервативно стучать :)
чингизид

Мечтают ли андроиды об электроовцах

Все вот пишут - типа тест Тьюринга, тест Тьюринга, у нас тут искуственный интеллект развился, ураура.
Да полноте.
Вы чо правда думаете, дело в компьютере, а не в постепенном снижении требований к человекообразию человека?

Меж тем, в этих ваших интернетиках говорящие табуретки периодически высказывают мнение. И их принимают за живых людей гораздо больше 30% присутствующих. И ничаво.
чингизид

good news, две штуки

1. За окном громыхает и льет, солнце при этом никуда не девалось, светит вовсю. Прогноз на ближайшие десять дней обещает возвращение правильного литовского лета: + 20, дожди. И кто скажет, будто это не самая хорошая новость, плюну в очи. С моей точки зрения, такая погода могла бы стать оправданием существования планеты Земля (если бы планета вдруг йобнулась и стала интеллигентно размышлять на эту тему).

2. Внезапно пришел спам с заголовком: Печать фотографий - эпилятор, или воск?
И правда, давно уже пора определиться!
Похоже, фотография внезапно вышла на какой-то новый запредельный технологический уровень. И если это не прекрасная новость, что тогда она :)
чингизид

рухнув в кресло

Я гений и герой. На завтра осталось всего три жизненноважных дела. Из целых двенадцати!
Выживу, наверное.

***

А пока меня мотало, все сошли с ума совсем! Весь мир сразу.

Например, реклама в прогнозе погоды предлагает мне учить немецкий в США.
Ну правильно, где ж еще.

***

Обнаружен магазин курток с прекрасным... ээээ... литовским названием Vetra Net.
Офигели совсем - ветра нет. Ишь! Даже когда ничего нет, ветер все равно есть, это кто угодно знает.
(А куртки там все со шкурками дохлого чебурашки на капюшонах, то есть, хтонический ужос, все правильно.)

***

Отдельно смешно, что в некоторых местах все еще висит реклама банка Snoras, который давным-давно благополучно обанкротился, уже и деньги вкладчикам вернуть успели (у которых до 100тыщщ евро было). А реклама все висит - как прекрасное наглядное пособие для желающих узнать цену рекламной информации.

***

Посреди улицы лежала рассыпавшаяся пачка творога. Наверное, кто-то нес, уронил, не стал подбирать.
К рассыпанному творогу бабушка привела маленькую внучку.
- Смотри, - говорит, - деточка. Это снег!
Дожили.

***

Потом еще таксист.
Нет, сперва надо сказать про место, куда он меня вез.
Ничего особенного, компания, которая отвечает за нашу городскую электроэнергию (и берет за нее деньги). Находятся они в ебенях, т.е., на проспекте Свободы, который очень длинный, ближе к евонному концу. Мне надо было сегодня подписать там некоторый договор, и таксист меня туда вез.
Когда мне в прошлый раз нужно было подписать с ними договор, у меня еще были непросроченные права. То есть, они уже были просроченные, но об этом еще никто не знал, поэтому обошлось без таксистов. И меня каким-то образом занесло во двор на проспекте Свободы, примерно за квартал от нужного здания. Пришлось потом скакать по дворам, искать, а потом оказалось, что проще пройти этот квартал, чем снова садиться в машину, ехать назад, разворачиваться, ехать вперед, снова разврачиваться, и опять ехать назад.
Короче. Я этот двор, куда меня тогда занесло, очень хорошо помню. Ни с чем не перепутаю.
И вот сегодня опытный пожилой таксист вдруг тоже привез меня именно в этот двор. Даже припарковался у того же подъезда, что я год назад. И сам охуел - что это с ним случилось. Очень извинялся.
Ну, потом, конечно, приехали все-таки куда надо.

***

Ну и так далее.

***

Я, впрочем, тоже тот еще баран.
Дорогие литовские соотечественники. Скажите мне, пожалуйста, у нас 2 января - будний день, или рабочий?
У меня все полупроводники перегорели, ничего не понимаю совсем :)

упд

Ой. Самое главное же.
В середине дня при попытке позвонить по телефону (с литовского номера на литовский же) женский робот отчетливо сказал мне по-русски: "Вы не можете делать исходящие звонки. На вашем счету недостаточно средств".
Повторный звонок, впрочем, удался. Что неудивительно - телефонные счета я оплачиваю раз в месяц, никаких "средств на счету" у меня вообще быть не может, только отключение за неуплату. Да и местные роботы по-русски не говорят.
Кстати об отключении. Если бы не это напоминание, хрен бы мне удалось вспомнить, что у меня, кроме всего, еще и телефон не оплачен.
Но как это было возможно технически? До сих пор не понимаю. И вряд ли когда-нибудь пойму.
чингизид

Благодарность с занесением

Дорогое Мироздание,
если я когда-нибудь начну бухтеть, что ты ведешь себя как свинья и ничего не делаешь для оздоровления тонкой души моей, напомни мне про этот виленский ноябрь, с температурой + 10, солнцем, теплыми дождями и весенним ветром. И я немедленно заткнусь.

упд
Чего только не сделаешь, чтобы не отрывать жопу от кофеиновского стула. Можно даже хокку жэжэшное от соответствующего робота получить (и внеплановое микропросветление вместе с ним):
но речь вообще не обо мне.
мы оказываемся в аду.
и попрошу вас.
чингизид

непостижимое

Пустая улица, почти пустая автомобильная стоянка. По улице идет мужчина средних лет, внешность и костюм в пределах нормы.
Очень громко, очень старательно произносит: "Абырвал, абырвал, абырвал", - в точности, как Шариков в кинофильме о вреде чтения советских газет. Продолжая выговаривать "абырвал", открывает машину, садится за руль и уезжает. До меня в последний раз доносится "абырвал", приглушенное шумом мотора и прочими технологиями.

мамафтоэтобыло?
чингизид

йа тоже робот местами

И по-прежнему живу (очень большую часть своей жизни) по программам "райский сад" и "утерянный рай".

Самые фундаментальные события моей жизни - это детство в Берлине и, соответственно, отъезд обратно "в союз". В смысле, в Одессу. Все остальное по сравнению с этим - мелочи.

У меня было, как я сейчас понимаю, нереально счастливое детство - до девяти с половиной лет.
У меня были родители, чья жизнь внезапно разительно переменилась к лучшему, и они это более-менее постоянно осознавали и постоянно же находились в приподнятом настроении, а это формировало соответствующую атмосферу в доме. Меня, прямо скажем, баловали. В частности, у меня с четырех лет была своя отдельная комната. И возможность там закрыться, даже на задвижку, если захочется. Задвижка, конечно, была хлипкая, ее легко было открыть с другой стороны (это я сейчас понимаю), но никто этого не делал, а у меня было изумительное ощущение изоляции. В моей комнате был специальный шкафчик, где всегда лежало что-то вкусное, конфеты и бананы, например. И это самое вкусное можно было взять в любой момент без спроса, съесть, или вынести во двор и раздать, отчитываться не требовалось. Правда, выносить и раздавать продукты с кухни и родительские вещи мне запрещали. Это казалось большой, трагической несправедливостью, но приходилось уважать чужие слабости :)
Почти каждые выходные мы с родителями куда-нибудь выбирались - в Кёпеник кормить лебедей, или в лес за грибами, или в зоопарк, или на ярмарку с каруселями, или в центр города по магазинам (это мне нравилось меньше всего, и всегда хотелось откосить, но порой по ходу можно было раскрутить родителей на очередной конструктор, мозаику, или другую полезную вещь, однажды они даже на ролики согласились). Просто пойти в кино в Дом Офицеров - это вообще не считалось выдающимся событием, мы туда пару раз в неделю ходили, причем у меня обычно была задача уговорить родителей оставить меня дома, мне тогда не очень нравилось "взрослое" кино, читать под столом "взрослые" книжки было гораздо интереснее. И, конечно, куда бы мы ни выбирались, непременно заходили в кафе-мороженое, или в пивную, или в какой-нибудь лесной гаштет; дело, конечно, не в еде, а в атмосфере - чем-чем, а праздничной атмосферой меня кормили щедро.
Поскольку мы жили в совершенно безопасном месте (главное, что так считали родители), у меня была недоступная не только нынешним городским детям, но и большинству моих тогдашних сверстников свобода передвижения. Радиус, который мне официально можно было описывать вокруг дома - километра два в любую сторону, включая ежевичный овраг и рощу, где весной собирали щавель и рвали вербу. Понятно, что на свой страх и риск можно было уйти гораздо дальше, а потом что-нибудь наврать, фиг проверишь, правда или нет, когда даже собственный двор размером с небольшой парк и такой же заросший. 

И так далее. Причем все это немыслимое счастье казалось мне нормой, даже прожиточным минимумом, от которого следует плясать, добывая себе необходимые для пущей радости бонусы. 

Можно продолжать бесконечно, но меня в данном случае не упоительная сладость воспоминаний интересует, а некоторые базовые принципы, которые у меня от такой жизни сформировались.

Я никогда не буду бороться за существование, толкаться локтями, грызть глотки и так далее. В меня намертво вшито знание, что все блага (включая восхитительную возможность ими делиться) положены мне просто так, по умолчанию. Вот еще - доказывать кому-то что-то. Не царское это дело.

Возможность доверять миру (хотя бы ближнему) для меня - жизненная необходимость. В нашем мире детям летом разрешали гулять до полуночи. Ну и зимой часов до девяти вечера, то есть, когда темно. Потому что нечего опасаться. В нашем мире на входных дверях были специальные ящички для ключей - любой мог достать ключ и открыть дверь. И никто ничего не крал, понятно. А зайти по-соседски на кухню, взять соль, или картошку, запереть дверь и положить ключ на место могли запросто. Вечером специально заходили поблагодарить и приносили что-нибудь вкусное - такие у нас были незамысловатые этические нормы.
Будучи при этом человеком не очень глупым, я, понятно, не могу себе позволить такую доверчивость. И не позволяю. Но необходимость запирать входную дверь и следить за карманами (во всех смыслах) меня натурально корячит. Я ненавижу (и довольно плохо умею) бороться за свою безопасность. Она мне тоже положена по умолчанию, просто за то что я - есть. Зачастую это сильнее инстинкта самосохранения.

Все попытки ограничить мою свободу передвижения приводят меня в ярость. Идти, куда вздумается, позаботившись только о том, чтобы близкие не волновались (от их спокойствия зависит атмосфера, в которой мне жить) - мое неотъемлимое право, это знание вшито по умолчанию, поэтому всякий раз получая очередную визу, я ощущаю себя чмом позорным, которое покорилось дурацким правилам. Мне сейчас предстоит в очередной раз продлевать вид на жительство, и это сводит меня с ума, натурально. Этого не должно быть, это неправильно, не по уму, не по сердцу, так не бывает, принцев в жопу не ебут - материализовавшийся кошмар, короче. Такой подход к делу, понятно, очень мешает жить.

Еще потребность (тупая привычка на самом деле) делить всех на "своих"-"чужих" оттуда же. Читая Агату Кристи, я понимаю, что наш быт был довольно близок к быту английской деревни. Все люди приличные, все друг друга знают, всякое новое лицо вызывает острый интерес, инстинктивное недоверие и потребность его классифицировать, а потом использовать в соответствии с классификацией "наш - не наш".

И так далее. В итоге получилось совершенно неприспособленое к так называемой "реальной жизни" существо, с минимальными, честно говоря, шансами выжить в текущем культурном контексте. Поневоле пришлось учиться изменять мир, чтобы он соответствовал моим представлениями о том, как надо. Но, по большому счету, я все еще в первом классе. Хорошо хоть вместо двоек в последнее время тройки появились. И даже пара четерок. С минусом, но все-таки. 

Вот от всего этого надо бы освободиться. Отключить такие распрекрасные, очаровательные, на первый взгляд, программы. И жить просто так, сообразуясь лишь с течением мира и велением данной секунды.

А поверх всей этой красоты наложилась и вовсе чудовищная программа "изгнание из рая". Но о ней, видимо, придется писать отдельно, а то уже и так дофига.