Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

чингизид

(no subject)

Мы решили сделать пиццу в домашних условиях.
Ужас в том, что все получилось. То есть, ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. То есть, очень хорошо получилось. И, что самое страшное, много. Осознаете ли вы всю глубину моей простой человеческой драмы?
Единственное, чего хочется в финале такого вечера - проповедовать аскетизм. Перед зеркалом.

***

В связи с этим изобрели древнего ящера аскетозавра. Тонкого, костистого и светлого ликом.

***

При этом старшая кошка сидит на горшке с таким видом, словно читает Шопенгауэра. И находит его философию довольно занятной, но... ээээ... несколько чересчур очевидной.
Когда же кошка сходит с горшка, становится окончательно ясно, что Шопенгауэр - это несерьезно.
Как выжить человеку, до изумления обожравшемуся пиццей, на одной территории с таким лютым интеллектуалом - неведомо.
чингизид

(no subject)

Любить сновидца и не любить его сны - натуральное преступление, насильственная ампутация смысла жизни, так сказать.
Меж тем, людей, которые не сядут по этой статье (когда мы придем к власти), по пальцам переcчитать можно.

пойду,
пересчитаю
чингизид

между тем,

солипсизм - единственая "объяснялка", которая не только помогает найти удовлетворительные и достоверные ответы на все вопросы, но еще и приучает брать на себя ответственность за все происходящее в мире - ВАЩЕ ЗА ВСЕ, прикиньте.
И для начала хотя бы не жрать на ночь всякую дрянь, от которой пучит и снится хуй знает что - текущая реальность, к примеру.

Вот мы с князем Гедиминасом на ночь правильные вещи лопаем, пионер всем ребятам пример, то-то же, смайлик.
чингизид

бесплатное объявление

Срочно требуются личные враги.
Потому что ругательств я теперь знаю много, а возможности развернуться практически никакой. Разве только юзеру Херуке sms-ки слать, пока он там своего Аристотеля насилует под покровом ночи. Ну и все.

Коллекция ругательств у меня теперь охуительная.
Всем, кто поделился тайным знанием, земной поклон.

В моем личном рейтинге лидируют:
существо, у которого в мозгу козел сдох
я твой сберкнижка ебал
Чтоб тебе в аду места не хватило
и... ох, еще несколько десятков. Ну стану ругаться, увидите фаворитов.
чингизид

мифоложка еще

Устами многочисленных повествователей, подробно, на разные голоса, чтобы для всякого слушателя нашлась версия по росту и разумению, история рассказывает нам о докторе Фаусте, но упорно умалчивает о его ровеснике, соседе и ближайшем друге по имени Питер.
На фоне трагедии Фауста это персонаж скорее малозначительный, чем загадочный, однако справедливости ради надо бы рассказать и о нем.

Полвека назад старик приехал из Англии ради изучения математики и философии. Он - так часто случается с людьми увлеченными и рассеянными - сам не заметил, как осел на чужбине, остепенился, женился, завел дом, разбил сад и, в конце концов, стал профессором того самого университета, куда явился в надежде получить ответы на все вопросы бытия, но выучился лишь ни о чем не спрашивать, да еще скрывать от незрелых студенческих умов, что ответов на дурацкие их вопросы не существует. Коллеги, супруга и дети звали его на немецкий манер "Петером", а он так прижился в Германии, что уже не чувствовал разницы.
Шли годы, доктор Петер овдовел, выдал за своих лучших учеников двух красавиц-дочерей, вышел в отставку и теперь искренне удивлялся: куда ушло время его жизни, на какие-такие великие дела были растранжирены блестящие талеры дней?
Об этом (и о многом другом, конечно) он беседовал со своим коллегой Фаустом за стаканом рейнвейна долгими вечерами, которые всегда казались им обоим осенними - даже в мае, или на Рождество.

Известно, что от друзей таиться нелегко, а уж от соседей - и подавно; Фауст щадил чувства коллеги и не хотел посвящать его в самую жуткую из своих тайн, но доктор Петер был весьма наблюдателен и обладал проницательным умом. К нему вернулось былое умение блестяще формулировать вопросы, а Фауст быстро устал отпираться, так что смутные догадки Петера вскоре стали уверенностью, а потом - знанием.
Мефистофель не возражал. Уж он-то понимал, что посвященные в его секреты чаще становятся клиентами, чем экзорцистами. В облике черного пуделя обнюхал Петера и помочился во всех углах его сада: пометил, так сказать, территорию. На всякий случай.

Наблюдая за помолодевшим приятелем, втайне завидуя его юношеской резвости, от души сочувствуя его падению, Петер почти сразу понял, в чем была главная ошибка Фауста. Сосед, можно сказать, добровольно положил голову на плаху. Молодость - не только пора надежд и наслаждений, но и период величайшей уязвимости. Никогда не бывает человек столь глуп и беззащитен, как в юности. Опьяненный желаниями и мечтами, он принимает собственную безалаберность за могущество, телесную бодрость полагает гарантией бессмертия, а легкомыслие кутилы кажется ему мудростью философа - ничего удивительного, ошибиться тут действительно легко.
Трагедия Фауста не произвела на Петера особого впечатления. То есть, он жалел друга, но сам не оробел, не дрогнул, а лишь утвердился в верности своего решения. Выбрал день и час, наиболее подходящие для роковой сделки, заранее написал завещание, разумно распределив свое имущество между родней, сжег бесполезные теперь рукописи. Последние дни посвятил играм с внуками. Присматривался к ним, наблюдал, анализировал и все яснее понимал, что сделал единственно правильный выбор.

В назначенный день и час доктор Петер начертил пентаграмму и произнес должное заклинание. Ни рука, ни голос не подвели старика. Бес говорил с ним, как со старым приятелем, радуясь легкой добыче. Но когда Петер сформулировал свое желание, Мефистофель взвыл от досады. Опыт прежних удачных сделок свидетельствовал: чтобы погубить человека, обычно достаточно выполнить его самое заветное желание. Но заветное желание доктора Петера вовсе не сулило погибели; хуже того: бес прекрасно понимал, что исполнение его сделает новоявленного чародея неуязвимым.
Мефистофель, конечно, не хотел уступать. Долго убеждал Петера, что тот совершает фатальную ошибку. Запугивал, лгал, льстил, искушал. Но доктор Петер оставался тверд. Он и всегда-то был упрямцем, каких мало, а уж тут стоял на своем, как скала. Требовал для себя вечного детства. Заранее корчил рожи и показывал бесу язык. Дразнился, как мальчишка. Знал, что сила отныне на его стороне.
Просьба его в конце концов была исполнена. Справедливости ради следует сказать, что доктору Петеру никогда не приходилось жалеть о своем решении. Ну, скажем, так - почти никогда. Минута слабости бывает у кого угодно, но у мальчишек эта самая минута гораздо короче, чем у взрослых мужчин.

Соседи некоторое время гадали: куда мог подеваться старый Петер, наш уважаемый, всеми любимый доктор Питер? Но поскольку скандалом тут и не пахло, дочери и зятья пропавшего без вести сохраняли невозмутимость, а завещание было составлено по всей форме, все решили, что эксцентричный англичанин отправился умирать на родину; как это часто бывает, вскоре нашлись свидетели, собственными глазами видевшие, как достопочтенный профессор Питер Пэн нанимал карету до портового города Гамбурга.
чингизид

а, ну да

Ницше отчасти облажался; по справедливости, очко его должно бы перейти к команде соперников, но это не к спеху.

Так вот.
Есть вещи, которые не убивают, но и сильнее не делают.
Это, собственно, и есть настоящая лажа. Все равно что какашку сосать: и неприятно, и тщетность усилий налицо.

Все прочие проявления жизни прекрасны, хоть и ужасают порой.
Но ужас как раз тщетным усилием не назовешь.

Да-да.
Рыжий татарский дворник, лучшая часть меня, воистину воскресла, хоть и не умирала еще на этой неделе. Ну, дело наживное, неделя только началась.
чингизид

в мире животных

Сегодня днем мы включили телевизор, чтобы поглядеть на морскую выдру калана.

Вместо этого сначала включилась какая-то странная программа. В телевизоре зачем-то сидел журналист Дима Быков и объяснял какой-то негритянке, что нужно отобрать у женщин философию и литературу и отдать их (философию и литературу) мужчинам.
Негритянка очень возмущалась и называла его грязной шовинистической свиньей. Дима Быков этому обстоятельству почему-то радовался, и сам себя тоже так называл.

Друг мой, надо сказать, уже не раз видел морскую выдру калана, но еще ни разу не видел журналиста Диму Быкова. Он даже не знал, как этот человек называется. Поэтому он очень огорчился.
- Ну да, - говорит, - если бы я так выглядел, я бы тоже захотел... ну хоть философию с литературой, что ли, у женщин отобрать, чтобы не так обидно было.
- И что бы ты, - спрашиваю, - стал делать с философией и литературой?
- Я бы, - говорит мой друг, - сказал потом женщинам, что отдам им философию с литературой обратно, если они меня за это полюбят.
Помолчал, вздохнул и подытожил:
- Только они же не дуры, они же лучше обойдутся как-то...

А потом мы переключили телевизор и посмотрели на морскую выдру калана.
Калан выглядит так: http://beeking.narod.ru/kalan.jpg

А как выглядит журналист Дима Быков я, если можно, не стану показывать.
чингизид

Интерактивное общение

У меня спрашивают: что такое прикладная эсхатология?

Отвечаю.
Это когда разъебошить все вокруг на хуй, к свиньям собачим, желательно своими руками.
Всего-то делов.

P.S.
Некоторые начинающие прикладные эсхатологи предпочитают пользоваться услугами Компетентных Специалистов.
Это, конечно, ошибка. Компетентные Специалисты являются скорее объектами, чем субьектами нашего похвального эсхатологического усердия.
чингизид

из вещества того же, што...

В msk на миг объявился волшебный человек Алексрома (вроде как, никакой вовсе не ползатель ЖЖ, ежели не врет). Перетерли с ним за солипсизм, его сейчас эта тема душевно тревожит.
Я все еще досмеиваюсь.

Алексрома все твердил, что солписизм, конечно, штука эгоцентрическая: дескать, мир - мой сон, я - самый крутой, все дела.
Я говорю: ну, вот тебе формула альтруистического солипсизма: я всем снюсь, я - всеобщий сон, все крутые, а меня вовсе нету!

Уже дома пришло в голову, что описанный мною случай можно считать пассивным солипсизмом. В связи с этим вспомнилась старая шутка о пассивной некрофилии - что еще надо для счастья в пять часов утра?!